Accessibility links

Личный фонд Суркова?


Пока непонятно, как российские деньги будут расписаны по министерствам и ведомствам. По большому счету, это укладывается в новую стратегию финансирования, придуманную Владиславом Сурковым

Пока непонятно, как российские деньги будут расписаны по министерствам и ведомствам. По большому счету, это укладывается в новую стратегию финансирования, придуманную Владиславом Сурковым

Парламент республики Южная Осетия на своем первом заседании в новом году принял поправки в бюджет 2014 года. Депутаты включили в него остатки средств, неиспользованных в минувшем году. По мнению российских экспертов, даже теперь в финансовом плане отражен не весь объем помощи, которую Москва планирует оказать республике в 2014 году.

Необходимость внесения поправок в недавно принятый бюджет была вызвана тем, что в конце 2013 года на счетах Минфина остался 821 миллион рублей, не освоенный по программе содействия социально-экономическому развитию РЮО на 2012-2013 годы. Дело в том, что последний российский транш в прошлом году поступил в Цхинвал только в декабре, и использовать его не успели. Помимо этой суммы в бюджет 2014 года были включены остатки средств, выделенных по решению российско-югоосетинской Межправкомиссии. Общая сумма переходящего остатка составила почти 894 миллионов рублей, и с ее учетом бюджет Южной Осетии на 2014 год теперь составляет 7, 842 миллиарда рублей.


Цифра для небольшой республики внушительная. Для сравнения: бюджет Северной Осетии с населением 706 тысяч человек в этом году составил 19 миллиардов рублей. Т.е. если исходить из примерного количества жителей Южной Осетии в 60 тысяч человек, то в пересчете на душу населения бюджет южан почти в пять раз больше, чем у северян. Наверное, это не самый слабый аргумент в споре южных осетин о целесообразности присоединения республики к России.

Более того, финансирование Южной Осетии не ограничится отраженными в бюджете суммами. 12 января премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о выделении Абхазии и Южной Осетии по 1 миллиарду рублей ежегодно с 2014 по 2016 годы.

«Эти три миллиарда рублей на данный момент никак не структурированы, – говорит российский эксперт Евгений Крутиков. – Пока непонятно, как это будет сделано, как эти деньги будут расписаны по министерствам и ведомствам, и будут ли они расписаны вообще. По большому счету, это укладывается в новую стратегию финансирования, придуманную Владиславом Сурковым. Она заключается в привлечении финансирования – как бюджетного, так и внебюджетного – путем создания, например, некоего фонда, который будет аккумулировать такого рода транши и в дальнейшем уже самостоятельно использовать их на территории Южной Осетии, и не обязательно в каких-то строительных целях».

И это еще не все, добавляет Евгений Крутиков. Ведь планируется также привлечение в республику спонсорской помощи:

«В последние дни начался разбор завалов на месте бывшего драматического театра, сгоревшего во время войны. Планируется, что он будет отстроен в течение трех лет без привлечения государственных инвестиций. Театр будут строить почти полностью на спонсорские деньги компаний из Татарстана, которые Сурков привлек в республику в качестве генподрядчиков».

По словам Крутикова, Сурковым формируется система взаимоотношений с бизнесом, которая предполагает, что подрядчик, зарабатывающий на бюджетных проектах, берет на себя обязательство какую-то часть прибыли потратить на благотворительность.

Научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев, комментируя распоряжение Дмитрия Медведева о выделении Абхазии и Южной Осетии по три миллиарда рублей в течение 3 лет, тоже предположил, что речь идет о создании пула – т.е. фонда, в который будут стекаться деньги из нескольких источников. Управляют такими пулами профессиональные менеджеры – как правило, высокопоставленные чиновники. В нашем случае все указывает на Владислава Суркова.

Для создания пула совсем не обязательно регистрировать отдельное юридическое лицо наподобие «фонда развития» и т.п. Существующих у куратора полномочий вполне достаточно, чтобы обойтись без лишних формальностей. Эта структура, считает Александр Караваев, может оказаться весьма эффективной в развитии государственно-частного партнерства, и примеров тому в России предостаточно:

«Допустим, в министерство или ведомство обращаются предприниматели: мол, нам нужны деньги, чтобы в таком-то месте организовать дело. Под конкретный бизнес-план заключается договор с ними и выделяются деньги. Это не тот случай, когда бюджетные средства выделяются неизвестно на что и непонятно, кто будет ими распоряжаться: там обозначаются конкретные компании, которые обязаны отчитываться по пунктам договора, и в случае каких-то злоупотреблений по ним со всей строгостью может ударить законодательство. Это более прозрачная схема, нежели те, что осуществляются в рамках простого бюджетного финансирования».

Александр Караваев считает, что подобный вариант финансирования развития бизнеса может оказаться весьма эффективным для Южной Осетии и Абхазии. Успеху предприятия способствуют малые экономические и географические масштабы республик, где и власть доступна гражданам, и для распорядителей грантов нет территорий, недосягаемых для контроля.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG