Accessibility links

В преследовании участвовала вся властная машина


Телекомпания «Имеди» вновь обрела прежних хозяев вскоре после смены правительства в Грузии, но судебные тяжбы вокруг самого крупного в регионе завода продолжаются по сей день

Телекомпания «Имеди» вновь обрела прежних хозяев вскоре после смены правительства в Грузии, но судебные тяжбы вокруг самого крупного в регионе завода продолжаются по сей день

Сегодня грузинское правительство рассекретило договор, который в 2011 году бывшие власти заключили с семьей Бадри Патаркацишвили. Этот документ позволил команде Михаила Саакашвили взять под свой контроль телеканал «Имеди».

История с этим документом оставалась одним из самых странных эпизодов в скандальной эпопее телекомпании «Имеди». После смерти Бадри Патаркацишвили большая часть его активов была переоформлена на посторонних людей. Семья олигарха не намерена была с этим мириться. Она обратилась в зарубежные суды и к западным политикам, а также развернула полномасштабную кампанию в СМИ по возвращению своего имущества.

Борьба продолжалась почти три года, как вдруг неожиданно летом 2011-го в грузинских СМИ появилась новость о том, что родные Патаркацишвили заключили с правительством мировое соглашение: они отказались от «Имеди» и некоторых других своих компаний и поставили точку в судебной тяжбе.


Что послужило тому причиной, стало понятным только сегодня. Министерство юстиции опубликовало секретное соглашение семьи с прошлым руководством страны. Отказываясь от телевидения и двух компаний, семья получала право вернуть себе другие активы. Поступить по-другому тогда не представлялось возможным, поясняет сегодня адвокат семьи: как бы ни складывались обстоятельства, телекомпанию семье никто возвращать не собирался:

«Учитывая это, семья решила пойти на сделку. Но очень многие условия этого договора выполнены не были, в том числе ей не вернули активы Руставского металлургического завода», – сказал на пресс-конференции Лаша Биркая.

Телекомпания «Имеди» вновь обрела прежних хозяев вскоре после смены правительства в Грузии, но судебные тяжбы вокруг самого крупного в регионе завода продолжаются по сей день. Рассекретив соглашение, нынешнее правительство фактически обязалось помочь семье вернуть остальные активы, говорит бывший советник погибшего олигарха Гия Хухашвили:

«Я думаю, что это и моральный, и юридический долг властей – помочь семье, которая страдала все эти годы, – говорит Хухашвили. – Я очень рад, что сегодняшнее правительство очень хорошо разобралось в данной ситуации. В принципе, они поняли, что семья в данном случае была жертвой».

Семья Патаркацишвили была одной из первых, кто заявил о намерении вложить около 300 миллионов долларов в правительственный Фонд соинвестирования. Его основатель Бидзина Иванишвили рассчитывает, что фонд сумеет привлечь в Грузию зарубежный капитал. Но, помогая семье Патаркацишвили восстановить контроль над своими компаниями, правительство, похоже, преследует не только экономические цели. Сегодня министр юстиции Тея Цулукиани не особенно подбирала выражения, повествуя о тех преследованиях, которым в прошлом подвергался бизнес. Случай с «Имеди», по ее мнению, сыграл роль показательного урока для остальных:

«Эта история – модель, которую использовало правительство «националов», «нагибая» бизнес», – объяснила Цулукиани.

Ее оппоненты из «Национального движения» поспешили нарисовать иную картину. Они утверждают, что соглашения, подобные тому, которое было заключено с семьей Патаркацишвили, – принятая практика во многих зарубежных странах. А значит, нет основания для уголовного преследования тех, кто его подписал.

В прокуратуре этого никто отрицать не стал. Но там посчитали нужным сообщить, что соглашение – это лишь один из множества фактов, имеющихся в распоряжении следствия. Они свидетельствуют о широкомасштабном преследовании Бадри Патаркацишвили и его родственников в период с 2007 по 2011 годы. К этой кампании приложили руку многие члены правительства, в том числе и самые высокопоставленные чиновники, говорится в заявлении прокуратуры.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG