Accessibility links

Манвел Саркисян: «Имеет место государственный рэкет»


В Армении очень мало сторонников пенсионной реформы, потому что многие считают, что в стране нет достаточных условий для того, чтобы провести такую реформу

В Армении очень мало сторонников пенсионной реформы, потому что многие считают, что в стране нет достаточных условий для того, чтобы провести такую реформу

ПРАГА---Вчера в Армении прошел митинг с требованием отменить новую накопительную пенсионную систему, согласно которой с начала этого года всех граждан обязали отчислять 5% от своих зарплат в частные пенсионные фонды. На акцию собралось около 10 тысяч человек. Руководитель парламентской фракции «Процветающая Армения» Наира Зограбян в своем выступлении назвала новую пенсионную систему «рэкетом со стороны властей». Мы побеседовали с директором Армянского центра национальных и стратегических исследований (АЦНСИ) Манвелом Саркисяном.

Александр Касаткин: Манвел, против чего именно протестует молодежь, и почему эта пенсионная реформа вызвала такое массовое недовольство?

Манвел Саркисян: Можно сказать, что в Армении очень мало сторонников этой реформы, потому что многие считают, что в стране нет достаточных условий для того, чтобы провести такую реформу, в первую очередь в силу кризисного состояния – и политического, и экономического – и, самое главное, полного отсутствия доверия к нынешним властям. Все считают, что истинная цель такой реформы – это привлечение большого количества денег опять-таки для того, чтобы улучшить финансовое положение страны. Многие считают, что имеет место, скорее всего, государственный рэкет. Почему такое отношение? Потому что это происходит на фоне принятия каких-то других законов, которые действительно совершенно неубедительные или даже скандальные.


К примеру, было заключено соглашение с российским «Газпромом» по поводу передачи армянской местной организации «АрмРосгазпром», потом сами же должностные лица оспаривали, насколько все это законно; постоянно происходят попытки повысить цены на городской транспорт; на автостоянках ввели спекулятивную цену – т.е. все это создало определенный фон, при котором у большинства населения и в первую очередь у активной части граждан возникло мнение, что власти постоянно выдумывают какие-то новые узаконенные формы ограбления граждан. Понятно, что пенсионная система, которая рассчитана в основном на то, что молодое поколение сейчас должно отчислять сумму для того, чтобы через десятки лет получать под конец жизни обратно эти деньги, – конечно, вызвала всеобщее недовольство. В итоге началось движение с целью сначала приостановить, а потом вообще отменить этот закон.

Александр Касаткин: Некоторые политологи высказываются по поводу того, что подобная сплоченность, в том числе оппозиционных партий, которая наблюдается вокруг протестов против пенсионной системы, может привести к изменениям в политической ситуации в стране. Вы разделяете эту точку зрения?

Манвел Саркисян: В последние два года в Армении изменился характер политической борьбы. Гражданские инициативы все больше начинают проявлять себя. Ставились различные проблемы, формулировались задачи, и, порой, действительно сплоченной борьбой удавалось добиться результата. Сначала это вызвало не то что недоверие – со стороны партий это оценивалось как нечто непринципиальное, что все это, скорее всего, помогает действующему режиму укреплять свои позиции. Все эти два года шла такая полемика. Однако в итоге эти движения к концу 2013 года и сейчас фактически смогли сломить такое отношение политических партий, т.е. партии сами поняли, что по большому счету никаких проблем решать не могут.

Вчерашний митинг был беспрецедентным с той точки зрения, что партии приняли приглашение со стороны этой гражданской инициативы, поэтому очень многие придали этому большое значение, да и сами партийцы, которые присутствовали на митинге, говорили о том, что фактически сформировалась новая ситуация, при которой становится возможным совместное участие их партий в такой политической борьбе по конкретно поставленному вопросу. Это действительно новость.

Я изучал много таких примеров массовых движений в других странах в XX и XXI веках. Во всех странах такой момент, когда организованные граждане могли убедить или вынудить партии присоединиться к своей борьбе, всегда играл очень большую роль. Это был переломный момент в их победе. Я не считаю, что в Армении присутствует такой момент – это конкретная локальная проблема, хотя и очень важная, да и пока что непонятно, насколько партии это сделали спекулятивно, вынужденно, но то, что сама схема сработала, уже говорит о том, что при нормальном развитии это может создать очень большую, хорошо регулируемую волну, в которой партийные передряги просто теряют смысл, потому что партии уже не становятся решающей силой в такой борьбе. В этом смысле, конечно, интересно и перспективно.
XS
SM
MD
LG