Accessibility links

Ну, вроде все. Отгремели бои по поводу референдума о присоединении то ли к России, то ли к Северной Осетии. Да и длились они примерно три дня и все больше в социальных сетях, не сильно вырываясь на заснеженные цхинвальские улицы, и уж вовсе никак не затронув публичный, «легальный» уровень югоосетинской политики. У многих создалось впечатление, что заявление даже не президента, а его пресс-секретаря поставило точку там, куда шлагбаум должен был с лязгом упасть еще прошлым летом.

Из личных наблюдений: некоторые даже вполне себе частично политизированные простые жители Цхинвала даже на следующий день после эпохального заявления Ганы Яновской (читай – Леонида Тибилова) о нем просто не знали. Но это из серии «какие СМИ – такое и информирование», все равно общественное мнение в Южной Осетии еще долго будет формироваться по принципу «одна хорошая женщина на базаре сказала», что до сих пор, слава Богу, не дошло в полном объеме до сознания украинских пиарщиков. Вот когда дойдет – мы тут все в г… пиаре захлебнемся. Только хроническое непонимание ими местного менталитета пока спасает.

Пора бы на этом фоне и о вечном подумать. Что это было вообще?
Одна из первых идей, пришедших в цхинвальскую общественную голову, была как раз из разряда «местного менталитета». Как, однако, хитро выманили из русских три миллиарда и снижение цен на энергию. Они же, русские, предназначены, чтобы деньги давать, потому что мы тут такие красивые. Кстати, выражение «эти русские» уже пару лет как прочно засело в разговорной речи, даже в быту, чего ни при каких обстоятельствах невозможно было встретить годы в 90-е и даже в нулевые. Тогда такого очевидного вербального противопоставления, включая несовпадение бытовых привычек и традиций, не было.

Конечно, пугать партнера, исходя из неочевидного предположения, что это сделает сотрудничество более конструктивным, - метод, свойственный союзнику нервному, дерганному и вообще эмоционально нестабильному. Но это – если считать, что партия, инициатор этой вакханалии, вообще понимала, что она кого-то пугает. Опыт ведь показал, что все эти геополитические заморочки и юридические нюансы поняты стали (если вообще стали поняты до конца) только после троекратного разъяснения (причем в третий раз – с топором в руке). Анатолий Бибилов ведь ясно сказал в телеинтервью, что международное сообщество и международное право его в принципе не волнуют и не интересуют. И даже тотальный «игнор» российских СМИ его и его окружение ничему не научил. А ведь говорят, что существует негласный запрет на употребление имени прославленного генерала в российских медиа. Даже та медиа-группа, которая целиком и полностью работает на партию «Единая Осетия», предпочла заняться высокими умствованиями на тему «евразийского партнерства», ни разу не упомянув лидера партии.

Более того, теперь сама Москва поставлена в нехорошее положение. К ней ведь на ручки просятся, а она отталкивает. Просто мачеха из актуальной предновогодней сказки, а не Родина-мать. Да и вполне может созреть какой-нибудь псевдомайдановский лозунг типа «долой президента Тибилова – противника объединения народа!» С них станется. Совсем недавно люди из Киева приехали. Не отошли еще.

От обвинений в пиаре партия и сам Бибилов принялись энергично, но как-то неубедительно открещиваться. Из того же генерала: «вообще, в пиаре ничего плохого нет». Да нет, конечно. Просто что считать пиаром. Так ведь вообще всего лишиться можно было, а не дополнительные голоса набрать. На самом деле от проверки ревизорами деятельности МЧС и последующей отставки людей спасла все та же угроза «майданизации». Бибилов окружил себя вполне симпатичными и известными в Цхинвале людьми, за которыми многие бы пошли. И неважно, что уровень их политических знаний завис где-то в конце 90-х, главное, что у них есть родственники и друзья. Кроме того, генерал не дает себе труда разъяснять даже своим ближайшим сторонникам детали своих политических шагов. Достаточно напустить тумана, сказать, что он с кем-то там встречался в Кремле, не называя имен, званий и дат, и все – ему верят, несмотря на то, что однажды именно таким вот способом и с этими же людьми он все проиграл Алле Джиоевой. И очень обижался потом, когда ему публично говорили, что «он бабе проиграл».

В стране, в которой единственной коммуникацией с внешним миром стали Одноклассники и Фейсбук, очень просто раздуть любую истерию, ориентированную на 5-10% политизированного слоя. И опыт с референдумом показал, что сделать это можно движениями корявых лапок трех анонимных троллей и томным взглядом одного медийного, узнаваемого лица. Но точно так же и прихлопнуть весь этот «обезьяний бизнес» можно дня за два, даже не прибегая к спецсредствам. Причем большая часть избирателей, которой недоступен «доступный» местный интернет, этого просто не заметит. Люди как ориентировались на мнение более «продвинутых» и политизированных родственников и соседей, так и будут это делать. А точнее, вообще ничего не будут делать. Сейчас угроза низкой или даже катастрофически низкой явки на выборы велика как никогда. Люди настолько устали от политики, что их, похоже, никакими референдумами к урнам не затащить.

Но это все антураж, пресловутые «местные особенности». Теперь же речь идет о том, что партия и Бибилов якобы следовали фундаментальным основам демократии, парламентаризма и свободы слова.

Мол, имели полное право высказать свое мнение, объединение – глобальная цель, она в уставе партии прописана, и, вообще, все это будет не завтра, а лет через двадцать. Осетинский народ обязательно объединится под эгидой России, нужна общественная дискуссия, координация усилий с другими партиями (оно им надо – самостоятельно сдаться?) и тому подобная вполне себе правомочная и связная по форме изложения пафосная лабуда.

Конечно. Само собой. Они имели полное право высказать свое мнение, воспользоваться свободой слова и институтами представительной демократии, чтобы подчеркнуть свое право, поставить свое личное мнение в центр политической позиции, своей идентичности, в конце концов. Продемонстрировать свою независимость и самостоятельность.

Можно еще волосы в зеленый цвет покрасить, наклейку бэтмена на ранец нацепить и пирсинг сделать. Это довольно естественно для подростка, а опыт представительной демократии и предвыборной борьбы в Южной Осетии пока, похоже, именно в этом возрасте и находится. Когда человек становится взрослым, он переходит от концепции доказательства или демонстрации собственного права к концепции ответственности. Он становится членом группы, начинает понимать ответственность перед людьми, зависящими от него, и, представляя определенную группу, начинает мыслить ее интересами.

Взрослые люди должны быть ответственными, когда представляют чьи-то интересы. Мыслить только категориями «осуществления своего права», принципом «я хочу» - безответственно. Швырнуть в ближайшего союзника лозунгом, разрушающим всю коммуникативную систему между двумя государствами, и неделю увлеченно наблюдать, что получится. А затем публично отказаться от этого лозунга. Так подростки звонят в дверь соседям и с хохотом убегают, пока их дворник не поймает. Ну, вот как таких персонажей в парламент избирать? Их в кадку надо ставить и поливать обильно, чтоб наконец выросли, зазеленели и плодоносить начали. Дендрарий какой-то, а не политический класс. Это еще хорошо, что российский МИД и администрация президента зверски натренированы на события типа «на вас бежит незнакомый мужик с копьем – ваши действия?» А то многие уже Буддами стали, медитируя на политическую жизнь в Цхинвале.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG