Accessibility links

Филипп Лефорт: «Любой конфликт можно решить»


Специальный представитель ЕС на Южном Кавказе и по конфликту в Грузии Филипп Лефорт. фото: www.mediamax.am

Специальный представитель ЕС на Южном Кавказе и по конфликту в Грузии Филипп Лефорт. фото: www.mediamax.am

На этой неделе в Тбилиси с прощальным визитом побывал европейский спецпредставитель Филипп Лефорт. В течение последних двух с половиной лет он выполнял роль международного посредника на Женевских дискуссиях, а также помогал Брюсселю с продвижением европейской политики в конфликтных регионах.

Олеся Вартанян: Я бы хотела начать с последних событий. Вы посетили Южную Осетию, и позже мы все видели ваши заявления в средствах массовой информации. Но, несмотря на ваши опровержения, Министерство иностранных дел Грузии все равно послало своего посла в Брюсселе к руководству ЕС, чтобы выразить претензии в связи с заявлением, которое приписывают вам в югоосетинских СМИ. Почему все это происходит? Грузинская сторона имеет что-то лично против вас?

Филипп Лефорт: Вовсе нет. Просто все это показывает, насколько чувствительна это тема в Грузии, и это мне вполне понятно. Я думаю, по существу я уже все сказал: что Европейский союз полностью поддерживает независимость и территориальную целостность Грузии в границах, признанных международным сообществом. Это позиция не только спецпредставителя ЕС, но и всего Евросоюза с его 28 странами-членами. Это находило отражение во всех решениях, в том числе и когда речь шла о моем назначении. Так что никаких сомнений на эту тему быть просто не должно.


Но, кроме этого, мы включены в процесс налаживания контактов. Мы выступаем посредниками в Женевских дискуссиях, а также имеем здесь миссию наблюдателей Европейского союза. У искусства посредничества есть свои правила. Первое из них – беспристрастность, что находит выражение хотя бы в уважительном отношении к тем людям, с которыми мы сидим за столом переговоров. С этической точки зрения мы фокусируемся на гуманитарной тематике конфликта, и это как раз то, что мы делаем. Нам приходится работать с ситуацией, которую ясно понимаете вы, да и все грузины: позиции укрепились, и их трудно изменить, и это, скорее всего, не поменяется в скором будущем. Это совсем не означает, что мы должны пребывать в отчаянии. Нам следует сохранять надежду. Лично я глубоко верю, что терпение, готовность идти на компромиссы и желание примирения в конце концов сделают свое дело. Любой конфликт можно решить, так что и здесь будет найдено решение. Тем временем ЕС готов помогать своими ресурсами, а также посредническим потенциалом.

Олеся Вартанян: Выступая посредником на Женевских дискуссиях, вы предложили принять общее заявление о неприменении силы. Вы работали над этим почти год и не достигли никакого результата. А в декабре мы все видели, как замминистра иностранных дел Давид Залкалиани, выступая в парламенте, заявил, что вы «работали на русских», продвигали их интересы. Когда вы об этом узнали, что вы сказали?

Филипп Лефорт: Вместе с двумя другими сопредседателями я выступал в роли посредника. Мы стараемся найти точки соприкосновения, довести вопросы до компромисса, который был бы приемлем для всех. Это важный этап Женевских дискуссий, и мы работали над этой темой довольно долго. В декабре стало ясно, что участники пока не готовы принять решение, но мы все равно продолжаем двигаться в этом направлении.

Олеся Вартанян: Недавно Женевские дискуссии перешагнули рубеж в пять лет со дня своего существования. Я хорошо помню, как много внимания уделяли пять лет назад переговорам и грузинским конфликтам. Ничего похожего я сейчас не ощущаю. Может, Запад просто потерял всякий интерес к этой теме?

Филипп Лефорт: Просто процесс не проходит по поверхности и не становится поэтому источником драматических поворотов. Но от этого он не потерял своей важности. Как раз наоборот: я думаю, что миссия, которую мы возложили на себя вместе с ООН и ОБСЕ, имеет решающее значение. Это один из наиболее важных миротворческих процессов, в котором задействован Европейский союз. Но это долгая история, мир не наступит в одно мгновение, для его достижения понадобится время. Это не линейный процесс, там случаются и успехи, и провалы. Нужны последовательность, упорство и терпение… Терпение, по-моему, – самое главное. Просто вспомните, что было 40 лет назад. В мире были конфликты, которые тогда тоже казались неразрешимыми. Посмотрите на противостояние в Северной Ирландии или на ситуацию в Южной Африке, спустя какое-то время проблемы там были разрешены. Главное, я думаю, чтобы мы продолжали иметь ясное представление о том, что происходит, и старались найти альтернативные решения. И поверьте мне, тогда они будут найдены.

Олеся Вартанян: Но после двух с половиной лет вашей работы по этим конфликтам вы можете сказать, что есть хотя бы какие-то признаки примирения между грузинами и абхазами, грузинами и южными осетинами?

Филипп Лефорт: Я думаю, что за пять лет нам удалось значительно снизить уровень насилия и напряженности вдоль административных границ. Нам также удалось создать платформы для контактов между людьми, которые до этого не общались друг с другом. Мы также помогли создать атмосферу, которая дает людям возможность сотрудничества. Пусть это малая по объему кооперация, но конкретные люди могут на себе ощутить результативность наших усилий. Например, работы по обустройству водоснабжения в Южной Осетии, которые жизненно необходимы жителям региона. Так что результаты есть. Может, они приглушены и не слишком видны. Мне придется еще раз повторить, что главное – не впадать в отчаяние, продолжать работать, концентрируясь на гуманитарных нуждах простых людей.

Олеся Вартанян: Я помню, когда вас только назначили на эту должность, вы мне сказали, что выступаете категорически против каких-либо изменений в формате Женевских дискуссий. Вы тогда даже заявили, что любые попытки что-то поменять откроют ящик Пандоры. Вы по-прежнему придерживаетесь подобной точки зрения?

Филипп Лефорт: Было немало споров на этот счет, и они заслуживают внимания. Я думаю, что нам удалось найти приемлемый для всех участников и организаций, задействованных в переговорах, компромисс. Наиболее важный момент, по-моему, – попытаться сосредоточить внимание на работе во второй группе переговорного формата, которая занимается гуманитарной тематикой.

Олеся Вартанян: Остается ли пространство для дальнейшего движения вперед?

Филипп Лефорт: Да, и я твердо верю, что даже в таком блокированном вопросе, как существо конфликта – я имею в виду статус двух территорий, – остаются пути изменения ситуации к лучшему.

Олеся Вартанян: У вас была возможность дать советы на этот счет участникам дискуссий перед тем, как вы покинете свой пост?

Филипп Лефорт: Я бы не стал использовать столь громкое слово, как «совет». Я обсуждал с ними эту тему, и желаю им всего наилучшего в их стремлении добиться успеха. Потому что успех в переговорах станет успехом каждого из них, а значит, и успехом для простых людей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG