Accessibility links

Куда приведет «дорожная карта»?


По мнению Сергея Минасяна, при принятии решения о вступлении в Таможенный союз 3 сентября, главный дивиденд лежит не в экономической, а в политической сфере

По мнению Сергея Минасяна, при принятии решения о вступлении в Таможенный союз 3 сентября, главный дивиденд лежит не в экономической, а в политической сфере

ПРАГА---Правительство Армении вчера опубликовало «дорожную карту» по вступлению в Таможенный союз. Документ состоит из 249 страниц и включает в себя 262 мероприятия. Мы поговорили на эту тему с замдиректора Института Кавказа Сергеем Минасяном.

Сергей Минасян: Очевидно, что как это было при принятии решения о вступлении в Таможенный союз 3 сентября, так и впоследствии главный дивиденд лежит не в экономической, а в политической сфере. Он увязан со словом «безопасность», со всеми ее включающими. С другой стороны, также очевидно, что в качестве приятных надбавок в восприятии армянской политической элиты и общества процесса вступления в Таможенный союз выступают, например, фиксация уже имеющихся цен на газ и гарантии их неповышения в краткосрочной перспективе, обеспечение с учетом российской специфики более или менее легкого и удобного потока трансферов от армянских гастарбайтеров, живущих и работающих в России, на свою историческую родину, а также какие-то иные экономические послабления, например, снятие таможенных пошлин на поставку в Армению российских алмазов, ибо алмазная промышленность является одной из основных в структуре армянского экспорта, и т.д.


Но опять-таки самое главное во вступлении в этот, казалось бы, экономический союз для армянской политической элиты и общества Армении – это все-таки политическая составляющая, а именно, военно-политическая и безопасность. Понятно, что Армения, вступая в спонсируемый и продвигаемый Москвой экономический блок, одновременно получает некие преференции повышения уровня взаимоотношений с Россией также в двустороннем военно-политическом формате, что, естественно, для Армении важно с учетом сохраняющегося конфликта в Нагорном Карабахе и постоянного перманентного ощущения опасности со стороны Турции.

Александр Касаткин: Буквально на днях между правительством Армении и американской компанией был заключен договор о купле-продаже Воротанского комплекса ГЭС. Как вы считаете, это попытка армянского правительства на фоне перспективы вхождения в Таможенный союз каким-то образом укрепить отношения с США и с Западом вообще или это просто правильные процессы, которые никак не связаны друг с другом?

Сергей Минасян: Я думаю, что это, скорее, параллельный процесс, который конкретно связан с этим гидроэнергетическим комплексом, но, с другой стороны, попытки сохранения Арменией некоего экономического и внешнеполитического баланса даже в процессе вступления в Таможенный союз вполне оправданы. Даже несмотря на процесс вступления в Таможенный союз, Армения будет стремиться сохранять достаточно продвинутые на данный момент экономические и политические отношения и с Соединенными Штатами, и с Евросоюзом. В этом плане, я думаю, что параллельно с реализацией «дорожной карты» армянское правительство также будет искать возможности по заключению в обозримом будущем нового документа, который регулировал бы отношения Армении с Евросоюзом, скажем так, Ассоциированное соглашение-лайт – более облегченный вариант, который позволил бы Армении продолжать процесс интеграции с Евросоюзом, как любят говорить представители армянского руководства, «в тех рамках, в которых они не будут препятствовать членству Армении в Таможенном союзе».

Александр Касаткин: Как общество в самой Армении относится и к стремлению в Таможенный союз, и к подобным контрактам с Америкой?

Сергей Минасян: Я думаю, что эйфория достаточно эмоционального восприятия того, что случилось осенью, уже прошла. На данный момент в целом широкая общественность смотрит на это достаточно нейтрально. Естественно, что часть политизированного гражданского общества из тех структур, которые связаны и работают с европейскими структурами, продолжает критиковать такого рода шаги и действия, но в целом общественное восприятие этого процесса достаточно индифферентное, если не сказать нейтральное, во всяком случае, не слишком эмоциональное. Пик эмоционального реагирования прошел осенью прошлого года.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG