Accessibility links

Сухумских окон негорящий свет


Многие граждане говорят: вот идешь по Новому району, дом стоит девятиэтажный, в нем десять семей живет. Чисто обывательский взгляд: свет вечером горит в десятке квартир, остальное все темное

Многие граждане говорят: вот идешь по Новому району, дом стоит девятиэтажный, в нем десять семей живет. Чисто обывательский взгляд: свет вечером горит в десятке квартир, остальное все темное

«Ты мне дорог с давних лет, и тебя милее нет – московских окон негасимый свет», – поется в полузабытой советской песне. А мне как-то недавно по аналогии пришла в голову такая строчка: «Сухумских окон негорящий свет». Картинка, когда по вечерам в сухумских многоэтажках светится лишь несколько окон, очень привычна для горожан. Причем особенно много пересудов вызывает вид тех зданий, которые были лишь недавно введены в эксплуатацию (в основном «недострой», брошенный еще до грузино-абхазской войны. Не так давно его стали «доводить до ума» различные инвесторы).

На улице Эшба пару лет назад было капитально отремонтировано и перестроено под квартиры пятиэтажное здание бывшего общежития треста «Абхазстрой». Каково же было мое удивление, когда несколько месяцев назад я узнал, что, кроме семьи одной моей знакомой, так никто в этом здании и не поселился. А еще как-то прошлым летом мне показали свежевыкрашенную в желтую полосу девятиэтажку в Новом районе Сухума и сказали, что эту довоенную постройку недавно ввели в эксплуатацию, но она пустует: строители вложились так, что цена квадратного метра здесь едва ли не выше, чем в центре города, так кто ж, мол, будет покупать здесь квартиры?


От знакомых слышал, что таких домов по столице Абхазии появилось немало. Но одно дело разговоры горожан, а другое – достоверная информация из уст госчиновников. Я обратился за информацией к первому заместителю главы администрации Вадиму Черкезия. Говоря о бывшем общежитии по улице Эшба, Вадим Владимирович рассказал мне:

«Там внутренней отделки нет, там есть отделка мест общего пользования и отделка самого дома снаружи. Поэтому, я думаю, причина только в этом: не у всех есть возможность сделать ремонт. Некоторые поэтому решили это жилье продать. Оно распределялось в коллективе треста «Абхазстрой», среди его работников… Что касается домов, достроенных инвесторами, то инвестор продает – мы в его деятельность вмешиваться не можем. У нас там бывает только долевое участие».

Уже после нашего разговора в кабинете В. Черкезия я выяснил, что в доме по улице Эшба поселилась еще одна семья. Во многих других квартирах активно идет ремонт.

Когда же мы с Черкезия заговорили о жилом здании в Новом районе по улице Аргун, 18а, то оказалось, что именно в этот дом на днях были торжественно заселены шесть русских семей, квартиры для которых государство выкупило в качестве компенсации за утраченное жилье согласно решению российско-абхазской комиссии по защите имущественных прав граждан России в Абхазии. Об этом был даже репортаж на российском телеканале НТВ.

Вадим Черкезия рассказал и о так называемом вторичном жилье, покинутом прежними жильцами:

«Многие граждане говорят: вот идешь по Новому району, дом стоит девятиэтажный, в нем десять семей живет. Чисто обывательский взгляд: свет вечером горит в десятке квартир, остальное все темное. Да, есть такое, я не отрицаю, потому что мы частично распределяем жилье, практически непригодное для проживания. Три-четыре года назад нам уже приходилось в таком разбираться. Люди возмущались: вот, дома пустые стоят, а вы не даете нам жилье. Доходило дело до того, что мы говорили им: назовите адрес, где пустая квартира. Приходят: вот в этом доме три человека живут, остальное пустует. Открываем документы: все оформлено, все выкуплено. А почему, спрашивают, они не живут? Значит – не нуждаются… Мы владельцев жилья вызывали, называли сроки… Там даже дверей входных порой не было. Говорили то же самое: вы получили квартиру, но если не нуждаетесь, то будем отбирать; или в установленный срок заселяйтесь. Все в один голос заявляют: дайте тогда нам деньги. Мы начали выписывать материальную помощь на восстановление жилья… Фактически и юридически мы обязаны предоставлять жилье, пригодное для проживания, есть статья Жилищного кодекса, которая так гласит. Но учитывая нашу ситуацию, наше положение, у нас такого жилья нет. Новое жилье мы не строим. Сегодня силами администрации мы не строим ничего. В принципе, и в России давно уже так. Везде идет долевое участие, строят инвестиционные компании, банки, а город имеет свой процент квартир за предоставление земли, подключение к коммуникациям и т. д.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG