Accessibility links

Закон против «предателей»


Наверное, министр юстиции или те, кто, возможно, поручил ему сделать сегодняшнее заявление, не могут не знать, что принятие ограничительного закона противоречит обязательствам по соблюдению прав человека, принятых на себя Южной Осетией

Наверное, министр юстиции или те, кто, возможно, поручил ему сделать сегодняшнее заявление, не могут не знать, что принятие ограничительного закона противоречит обязательствам по соблюдению прав человека, принятых на себя Южной Осетией

Сегодня министр юстиции республики Южная Осетия Мурат Ванеев в интервью информационному агентству «Рес» заявил о том, что все взаимоотношения югоосетинских некоммерческих организаций с грузинскими партнерами противоправны и аморальны. По мнению министра Ванеева, было бы целесообразно разработать некий нормативно-правовой акт, который бы ограничивал взаимодействие югоосетинских и грузинских некоммерческих организаций.

Морально-этическая аргументация министра Ванеева сводится к следующему: если между Грузией и Южной Осетией нет дипломатических отношений, то и контактов на уровне общественных организаций быть не должно, тем более что у государства нет возможности проконтролировать, о чем они там говорят и какие международные организации финансируют эти совместные мероприятия.

Министр допускает, что в исключительных ситуациях грузины и осетины могут взаимодействовать, например, во время стихийных бедствий, когда речь идет о жизнях людей.


По мнению югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, вряд ли эта идея министра будет благосклонно воспринята гражданами Южной Осетии:

«Десятки людей по-прежнему едут лечиться в Тбилиси. Они вынуждены это делать, потому что там недорогое и качественное лечение. Десятки местных жителей перегоняют из Грузии иномарки для себя или на продажу.

Действительно, многие международные организации работают в регионе через Грузию. Например, туда приезжают селекционеры из футбольных клубов Италии – «Милана», «Интера». Многие осетины, в т.ч. и те, кто воевал за Южную Осетию, везут к ним своих детей в Тбилиси. Люди надеются, быть может, у их детей есть шанс добиться успеха на европейских футбольных полях. Я в этом ничего плохого не вижу».

Тимур Цхурбати – доброволец, участник практически всех боевых действий в Южной Осетии. Несмотря на внушительный список заслуг на поле брани, власть заклеймила его как предателя, представителя пятой колонны за то, что он участвует в осетино-грузинском диалоге на уровне гражданского общества, народной дипломатии.

По мнению Тимура, власти прекрасно понимают абсурдность своих обвинений, просто их бесит сам факт того, что в республике есть люди, свободно выражающие свое мнение, при этом абсолютно не зависящие от расположения чиновников.

«Неправительственные организации Южной Осетии целенаправленно отстаивают интересы своей республики, и кое-какие успехи у них в этом деле имеются, – говорит Тимур Цхурбати. – Поэтому властям вместо того, чтобы подавлять своих общественников, надо бы их поддержать. Все предатели Южной Осетии вышли из государственных структур, тот же Дмитрий Санакоев или бывший министр Алан Парастаев».

По мнению юридического советника правозащитного центра «Мемориал» Кирилла Коротеева, подобные заявления из уст министра юстиции немыслимы. Главная задача Минюста – это обеспечение прав и законных интересов личности и государства, а не выдумывание новых моральных норм и духовных скреп, говорит Кирилл Коротеев:

«Это просто безумие. Это необъяснимо с точки зрения происходящего в мире – пытаться ограничить контакты между людьми, когда современные технологии позволяют обмениваться информацией между любыми двумя точками в доли секунды. Это ограничения в духе того, что пытается делать Северная Корея, когда никто из местных не имеет права подойти к иностранцу под угрозой преследования. Это просто путь в никуда».

В 2007 году парламент Южной Осетии ратифицировал Всеобщую декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Конвенцию о защите прав человека и основных свобод.

Наверное, министр юстиции или те, кто, возможно, поручил ему сделать сегодняшнее заявление, не могут не знать, что принятие подобного ограничительного закона противоречит обязательствам по соблюдению прав человека, принятых на себя Южной Осетией.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG