Accessibility links

Нефтяная судьба Абхазии


«Роснефть» вошла в Абхазию под предлогом ни к чему не обязывающей разведки Гудаутского шельфа. Обществу настойчиво объясняли, что ни о какой добыче нефти речи нет и в ближайшие несколько десятилетий быть не может

«Роснефть» вошла в Абхазию под предлогом ни к чему не обязывающей разведки Гудаутского шельфа. Обществу настойчиво объясняли, что ни о какой добыче нефти речи нет и в ближайшие несколько десятилетий быть не может

Идея добывать нефть в Абхазии становится все более актуальной. Не успело общество «переварить» выход на абхазский рынок крупнейшей в мире нефтегазовой компании «Роснефть», как в гости просится другая – российская «Независимая нефтегазовая компания», директором которой является Эдуард Худайнатов. Он, кстати, с сентября 2010 года был президентом ОАО НК «Роснефть», а с 2012 года основал свою ННК.

«Роснефть» вошла в Абхазию под предлогом ни к чему не обязывающей разведки Гудаутского шельфа. Обществу настойчиво объясняли, что ни о какой добыче нефти в Абхазии речи нет и в ближайшие несколько десятилетий быть не может. Роснефть поищет, профинансирует нам экологический мониторинг, заплатит налоги и все. Однако через три с половиной года работы в Абхазии, в апреле 2013 года, Леонид Лакербая подписал распоряжение, в соответствии с которым ООО «Роснефть – шельф Абхазии» были предоставлены права на разведку и добычу углеводородного сырья на Гудаутском шельфе сроком на 45 лет.


Сегодня на заседании Общественной палаты обсуждался вопрос разведки углеводородного сырья в восточной Абхазии. В обсуждении участвовали члены правительства – вице-премьер Беслан Эшба и председатель Государственного комитета по экологии и природопользованию Роман Дбар.

Беслан Эшба так проинформировал о планах правительства:

«Мы попытались еще раз рассмотреть возможность проработки вопроса о поисковых работах в Очамчирском, Ткуарчальском и Гальском районах. В первую очередь это, конечно, касается тех пробуренных скважин, которые были пробурены в 1950–1960-х годах, чтобы понять их экологическое состояние, сделать техническую экспертизу, аудит, чтобы мы понимали, насколько они нам нужны сегодня».

Вице-премьер сообщил о том, что в декабре 2013 года было подписано соглашение о намерениях, по условиям которого Абхазия должна гарантировать стабильный экономический режим и создать условия для реализации проекта. В ходе разработки и освоения месторождения не должно меняться налоговое и таможенное законодательство. Взамен Абхазия просит инвестора подойти к проекту с высокой степенью экологической ответственности. Первые пять лет будет производиться работа по выявлению месторождений. При положительных результатах разведки будет представлен проект разработки углеводородов в восточной Абхазии.

Роман Дбар, в свою очередь, рассказал о том, что большинство из нескольких десятков скважин, которые пробурили в советское время в восточной Абхазии, сегодня представляют опасность для ее экологии. Он привел в пример окумскую скважину, из которой вытекает маслянистая жидкость, ее объем составляет примерно 15 кубических метров в сутки. Причем, углеводороды составляют в этом объеме только 20%. При очень высоких затратах можно получить около 250 литров дизтоплива в сутки. Никакой экономической выгоды такое топливо принести не может. Но скважина в любой момент может прорваться и загрязнить речку Окум и прилегающую территорию. Опасность для экологии представляют и горячие источники, которые бьют из других скважин и выносят на поверхность радиоактивный радон, он тоже загрязняет среду.

«В республике сегодня нет ни одной организации, которая была бы способна решить вопросы, связанные с аудитом и ликвидацией или санацией, или тампонажем этих скважин. Поэтому, одним из важнейших условий присутствия и деятельности ННК на территории Абхазии было, что в первую очередь они приступят к аудиту всех этих скважин. И все те скважины, которые будут представлять собой проблему, они возьмут на себя и за свой счет решат вопросы, связанные с их закрытием», – рассказал Роман Дбар.

Отвечая на вопросы членов Общественной палаты о передачи «Роснефти» на 45 лет права вести разведку и добычу нефти на Гудаутском шельфе, Беслан Эшба пытался убедить их в том, что в распоряжении кабмина указаны некие условия, которые необходимо выполнить перед тем, как приступить к добыче сырья. Однако текст распоряжения Лакербая, на который он ссылался, никаких предварительных условий не содержит. Там четко и ясно в первом же пункте говорится о «предоставлении ООО «Роснефть – шельф Абхазии» права на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья на Гудаутском участке Черноморской акватории сроком на 45 лет», и ни в одном из пяти его пунктов я никаких условий обнаружить не смогла.

Членов Общественной палаты интересовали вопросы оценки запасов, но Беслан Эшба пояснил, что никакие документы с советских времен не сохранились и все приходится начинать с нуля. Возможно, промышленные запасы будут обнаружены, а возможно, и нет.

Член Общественной палаты Алхас Тхагушев настаивал на том, что все вопросы разведки и добычи углеводородов в Абхазии касаются всего населения страны и будущих поколений. Они не могут решаться келейно, в кабинетах чиновников. Он поставил вопрос о том, что правительство должно детально информировать население обо всех соглашениях и договоренностях, которые по этим вопросам имеются, развернуть в средствах массовой информации широкую дискуссию по этой теме. Необходимо проводить и опросы общественного мнения, а при необходимости надо провести референдум, так как отношение к этой проблеме в обществе слишком неоднозначное.

Сомнения некоторых членов Общественной палаты вызывает и сама возможность контролировать действия чиновников при существующем уровне коррупции в разных ветвях власти.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG