Accessibility links

С надеждой на Страсбург


Сегодня стало известно, что европейские партнеры намерены потратить 17 миллионов евро, чтобы деполитизировать грузинское правосудие и сделать его более эффективным

Сегодня стало известно, что европейские партнеры намерены потратить 17 миллионов евро, чтобы деполитизировать грузинское правосудие и сделать его более эффективным

Грузия находится в списке тех государств, граждане которых обращаются в Европейский суд по правам человека чаще других. Сегодня стало известно, что европейские партнеры намерены потратить 17 миллионов евро, чтобы деполитизировать грузинское правосудие и сделать его более эффективным. Об этом генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд заявил в Тбилиси на презентации двухлетнего плана действий СЕ в Грузии.

«Наша жизнь не так длинна, чтобы терпеливо ожидать завершения расследования дел об убийстве наших сыновей», – говорили сегодня, не скрывая сердечной муки, родители Георгия Гамцемлидзе и Зуры Вазагашвили. Эти молодые люди в разное время при разных обстоятельствах во время правления ЕНД были застрелены сотрудниками правоохранительных органов.

После смены власти министр юстиции Тея Цулукиани пригласила родителей погибших на открытие стелы всем тем молодым людям, которые стали жертвой несправедливых действий со стороны полиции при режиме Михаила Саакашвили. Тогда же министр пообещала, что обстоятельства гибели их сыновей будут расследованы заново. Но прошло полтора года, а дело так и не сдвинулось с места. Более того, сотрудники правоохранительных органов, которые являются фигурантами этих дел, до сих пор занимают высокие посты, заявил сегодня на пресс-конференции отец одного из погибших Юрий Вазагашвили. В его голосе слышно было неприкрытое отчаяние:


«Нам приходится требовать от новых властей того же, чего мы требовали на протяжении девяти лет от прежних. Нельзя, чтобы люди, совершавшие преступления, оставались на своих должностях, а карьера некоторых даже шла в гору!»

Юрий Вазагашвили уже несколько лет ждет решения Страсбургского суда по делу об убийстве его сына. Он боится разделить судьбу Ирины Энукидзе, матери убитого в 2006 году молодого банкира Сандро Гиргвлиани. Она не дожила до того дня, когда Страсбургский суд вынес решение о компенсации, которую власти обязаны выплатить семье погибшего. Не довелось ей услышать и том, что новые власти предъявили обвинения по этому делу высокопоставленным чиновникам МВД, в том числе и Вано Мерабишвили.

Глава Ассоциации молодых юристов Каха Кожоридзе вспоминает, что в вердикте Европейского суда по правам человека от 2011 года говорилось также о необходимости проведения повторного расследования дела Гиргвлиани, но прежние власти не выполнили эту рекомендацию:

«В вердикте Европейского суда по правам человека отмечается, что сотрудники этой организации потрясены наличием системной проблемы, которая была выявлена во время изучения дела: совместные действия МВД, прокуратуры, министерств по исполнению наказаний и юстиции, судов и президента были направлены на то, чтобы воспрепятствовать объективному расследованию этого дела».

Тем не менее смена власти не привела к уменьшению количества исков, поданных в Страсбургский суд гражданами Грузии. По данным на 31 января 2014 года, Грузия оказалась в списке тех государств, граждане которых чаще других в поисках справедливости обращаются в Европейский суд по правам человека. В общей сложности из Грузии поступило около 2500 жалоб. Часть правозащитников такую статистику объясняют тем, что новые власти отказались от своего намерения создать специальную комиссию по пересмотру незаконных решений суда во время правления «Нацдвижения». Многие амнистированные вынуждены теперь искать справедливости за пределами государства.

Многочисленные иски стали одной из причин, почему было принято решение разработать специальный двухлетний план, который сегодня в Тбилиси и представил генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд. Европейские партнеры выделили 17 миллионов евро на проведение необходимых реформ, которые будут способствовать установлению верховенства закона в Грузии, деполитизации правосудия и его большей эффективности. Министр юстиции Тея Цулукиани прекрасно понимает пафос Ягланда:

«Он (Турбьерн Ягланд) хорошо знает, что в результате первого этапа судебной реформы суд освободился от давления со стороны исполнительной власти, парламента, но сами судьи все еще зависимы от собственного руководства».
XS
SM
MD
LG