Accessibility links

Ираклий Берулава: «В нормальной стране не может быть одна точка зрения»


Грузинский журналист, блогер berg_man, Ираклий Берулава

Грузинский журналист, блогер berg_man, Ираклий Берулава

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Гость недели» журналист, блогер berg_man, Ираклий Берулава из Тбилиси.

Андрей Бабицкий: Я объясню, почему решил именно вас пригласить сегодня в эту рубрику. Дело в том, что у вас какой-то особый взгляд на Олимпиаду. Вы на страницах своего Живого Журнала написали о том, что в Грузии в связи с этой Олимпиадой идет какая-то вакханалия ненависти, и что вы против этого, поэтому я и решил, что нам сегодня будет полезно обсудить эту тему именно с вами. Ираклий, вы смотрели церемонию открытия, я ничего в этом не понимаю (говорю об этом без гордости), есть ли у вас какие-то собственные ощущения, которыми вы готовы поделиться?

Ираклий Берулава: Собственные ощущения по поводу открытия Олимпиады или по поводу некоторого негатива, который присутствовал в Грузии в связи с Олимпиадой?


Андрей Бабицкий: Я говорю о церемонии открытия.

Ираклий Берулава: Я могу прокомментировать церемонию открытия в отрыве от политики – я просто люблю спорт и смотрю все церемонии открытия. В общем, церемония пока не завершилась, но мне она очень понравилась, конечно, были некоторые ляпы. Вот я сейчас уже зашел в грузинские социальные сети, в которых очень большую дискуссию вызвала картинка с картой Грузии, когда проходила грузинская делегация, и тут очень много негатива, но в целом церемония мне нравится, и это, в общем-то, то, что я ожидал увидеть, потому что Олимпиада для России носит прежде всего имеджевый характер. Русские, в принципе, умеют делать такие мероприятия, и пока все нормально, если не считать некоторых ляпов и, с моей точки зрения как грузина, того, что карта Грузии была показана не так, как нам бы хотелось.

Андрей Бабицкий: Скажите, пожалуйста, пару слов о том, что касается вакханалии ненависти, и о вашем отношении к происходящему, к тому обсуждению, которое идет именно в Грузии.

Ираклий Берулава: Дело не в том, что я говорю про всю Грузию. Разумеется, в Грузии огромное количество нормальных людей, без этих злокачественных националистических и русофобских наростов, я просто говорю то, что вижу, потому что на центральных каналах (я об этом написал в своем блоге), в Facebook, социальных сетях люди просто настолько придавлены этим негативом и постоянно постят все эти фотографии с унитазами. Мне просто обидно то, что представители моего народа, даже представляющие интеллигенцию, вот так мельчат, и поэтому я написал эту фразу, которая вызвала дискуссию.

Андрей Бабицкий: Эта фраза, насколько я помню, звучала так: «Не захлебнитесь от ненависти».

Ираклий Берулава: Да, и вот тут я написал, что «когда кто-то даже врагу так по-бабьи, из мелкой зависти желает неудачи, подсознательно начинаешь уважать больше врага», потому что я примерно знаю этих людей, которые все это пишут, и тут нет никакой идеологической подоплеки – это просто-напросто фобия по отношению к конкретной стране. Эта фобия, мне кажется, убивает очень многое, что могло бы принести пользу Грузии.

Андрей Бабицкий: Вот фобия: пусть даже это мифический образ русских – покорных, рабов, азиатов, не желающих наследовать демократию, но есть такой немецкий ученый и философ Карл Шмитт, который говорил, что понятие политического, т.е. гражданского, государственного начинается там, где появляется чужой. Почему бы грузинам не отталкиваться от этого образа рабски покорного народа, чтобы выстраивать свою идентичность?

Ираклий Берулава: Я проще скажу. Мне кажется, что просто-напросто Грузия сейчас в непонятной позе – она сама не знает, что делает, но есть большая обида на Россию, которая совершенно понятна. Но я опять-таки скажу про Олимпиаду. Для меня было бы даже понятно, если бы никого туда не отправляли, но непонятно такое однообразие в оценке. Когда в стране живет четыре миллиона человек, когда так много телекомпаний и такое огромное количество юзеров в социальных сетях, не может быть, чтобы в нормальной стране была бы только одна точка зрения. Это касается не только Грузии, но и Армении, и России, и любой другой страны. Вот это меня несколько печалит, и я переживаю из-за этого.

Андрей Бабицкий: Ираклий, давайте согласимся, что у России есть какие-то серьезные проблемы внутри страны – например, свой Саакашвили по фамилии Кадыров, и как-то не желая признавать эту страну нормальным демократическим государством, наверное, кто-то может выступить и против Олимпиады. В конце концов, я думаю, до сих пор цивилизация несет на себе тяжкое бремя позора за Олимпиаду 1939-го года.

Ираклий Берулава: Я не стал бы делать таких сравнений. Я как раз сейчас смотрел блоги и процитирую Акунина, который написал четыре пожелания: «Обошлось бы без терактов, было бы много красивого спорта и пусть это не выльется в национальный позор. Ей Богу, я не готов жить по принципу: если Путину плохо, то нам это хорошо». То есть не надо зацикливаться на таких мелких вопросах. Если мы не хотели ехать на Олимпиаду, если мы говорим, что Россия наш враг, она оккупировала наши территории, то тогда надо иметь политическую волю не отправлять делегацию. Если ты отправляешь делегацию, то, по крайней мере, сохраняй какой-то нейтральный тон.

Андрей Бабицкий: Правительство сохраняет нейтральный тон. Мы же говорим о телеканалах.

Ираклий Берулава: Все правильно. Правительство сохраняет нейтральный тон, но центральные телеканалы, в том числе Общественное телевидение, фактически все политики такой фон в Грузии создают, что все говорят только негатив об Олимпиаде.

Андрей Бабицкий: По-моему, это вопрос к обществу, а не правительству. Общество себе выбирает таких кумиров.

Ираклий Берулава: Разумеется.

Андрей Бабицкий: Ираклий, как вам вообще живется в образе или одеждах человека, который вынужден в таком враждебном окружении защищать Россию?

Ираклий Берулава: Я не защищаю Россию, и в Грузии огромное количество интересных, свободных людей. Просто так получилось (это одно из моих переживаний), что публичная ниша в Грузии заполнена людьми, которые были там 10-15 лет назад, и которые будут и через 10-15 лет в будущем. В Грузии огромное количество интересных людей, которые нормально рассуждают, просто их не подпускают.

Андрей Бабицкий: Я даже скажу больше: вы не защищаете Россию, вы пишете достаточно определенно, что без России, без русской культуры Грузия не сможет состояться, что у нее нет на самом деле полноценного пути назад.

Ираклий Берулава: Не так категорично, но я говорю: да, разумеется, у нас большая культурная связь с Россией, и я все время говорю, что критика России не означает, например, что мы научимся переходить через дороги, нормально мочиться и наш народ заживет лучше. Я не вижу европейскости, т.е. для меня европейскость – это не русофобия. Вот, мне кажется, главный мой мессидж.

Андрей Бабицкий: Давайте вернемся к Олимпиаде. Вы прочитали пожелания Акунина, а что бы вы хотели пожелать российской Олимпиаде, у вас есть какое-то свое к ней отношение, и как вы хотели бы, чтобы она продолжалась и завершилась?

Ираклий Берулава: Я, как человек, который любит спорт и со времен Сараево смотрит все Олимпиады, просто хотел бы пожелать, чтобы, не дай Бог, не было никаких терактов, крови и все спортсмены чувствовали себя комфортно, как и зрители. Я это пожелаю любой стране мира, будь это Россия или Таиланд. Я не понимаю человека, который говорит, что он демократ и свободен, и желал бы другому государству провала, прокола и т.д. Я этого просто не понимаю, кого это бы ни касалось.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG