Accessibility links

Обещанного три года ждут?


По словам осетинских заключенных, о них вовсе забыли: в течение последних недель к ним в тюрьму больше никто не приходит – ни из грузинских государственных органов, ни из Красного Креста

По словам осетинских заключенных, о них вовсе забыли: в течение последних недель к ним в тюрьму больше никто не приходит – ни из грузинских государственных органов, ни из Красного Креста

Уроженцы Южной Осетии, отбывающие наказание в грузинской тюрьме, жалуются на плохие условия содержания и невнимание со стороны представителей грузинских властей. Сегодня с нашим тбилисским корреспондентом связался Александр Тедеев, который сидит в руставской тюрьме. Он утверждает, что после того, как он недавно сделал заявления в прессе, его родным стали угрожать по телефону.

Александр Тедеев был сильно взволнован. На днях неизвестный человек позвонил его пожилой матери в Цхинвали, требуя, чтобы Александр прекратил общаться с журналистами.

В течение последних двух месяцев Тедеев несколько раз звонил журналистам, в том числе и репортерам «Эхо Кавказа», чтобы с их помощью обратиться к официальным лицам в Цхинвали с просьбой о помощи в освобождении из заключения. В декабре Александра и его соседа по тюрьме, уроженца Цхинвали Гамлета Каджаева руководство де-факто республики включило в список для обмена заключенными с грузинской стороной. Но пока это не принесло никаких результатов. Более того, говорит Александр Тедеев, о них вовсе забыли: в течение последних недель к ним в тюрьму больше никто не приходит – ни из госорганов, ни из Красного Креста.


«Как гласит одна пословица, обещанного три года ждут, а потом забывают! Вот и у них так же получается. Полтора года уже прошло (после смены грузинского правительства), потом, наверное, еще полтора будем ждать, а затем эти обещания вовсе забудутся. Не знаю, что с нами будет...» – посетовал Тедеев.

35-летний Александр отбывает наказание в тюрьме строгого режима в городе Рустави. Его осудили на 17 лет тюрьмы за незаконное ношение оружия, воровство и лишение свободы человека. После амнистии ему осталось пробыть в заключении еще около шести лет.

Сам Тедеев утверждает, что не совершал того, что ему было инкриминировано. По словам заключенного, его отправили в тюрьму после того, как в августе 2008 года он отказался сотрудничать с грузинскими спецслужбами, которые пытались заставить его совершить теракты в Цхинвали.

Люди, которые «упекли» его, по-прежнему находятся при должностях, говорит Тедеев. Он уверен, что это они беспокоят его мать звонками, поскольку им угрожает уголовное преследование в том случае, если он окажется на свободе и расскажет все, что с ним произошло.

С матерью заключенного сегодня встретилась цхинвальский корреспондент «Эхо Кавказа» Зарина Санакоева. Тина Тедеева показала ей свой телефон, в котором сохранилась запись о недавнем звонке со скрытого номера.

«После паузы он заговорил на грузинском языке и сказал: «Я знаю, что вы прекрасно владеете грузинским языком. Передайте вашему сыну, чтобы он не нигде не выступал и сидел тихо, чтобы не было больше никаких репортажей. Если до него не доберемся, то его семья на воле», – рассказывает Тина.

Жена и ребенок Александра проживают в Каспийском районе, в селе Агара. Последние несколько дней они не покидают пределов своего дома.

«Я за сына тоже очень сильно боюсь, – говорит Тина. – Но сын-то в тюрьме, все-таки есть надежда, что он под охраной. А его семья на воле. Я позвонила снохе и сказала, что так и так, ребенка чтобы больше даже в детский сад не водили. И сейчас они дома сидят».

Адвокат Лали Тевдорашвили сообщила, что дело Александра уже прошло все судебные инстанции, а значит, не подлежит обжалованию. Единственное, что ему может помочь выйти на свободу, – это новое расследование по заявлению Тедеева о пытках, которым он подвергался в первые годы после ареста.

«Во время «националов» я не то что за освобождение, я тогда боролся за свою жизнь! Я тогда просто хотел остаться в живых, ничего больше я сделать тогда не мог», – говорит Тедеев.

Он утверждает, что его регулярно избивали, из-за чего его мучают головные боли. Проблемы со здоровьем, по его словам, есть и у Гамлета Каджаева:

«Сейчас он находится в очень тяжелом состоянии. У него расширены вены, он на ногах еле-еле стоит. Сколько раз я к нашему главврачу подходил, говорил, что так и так, но никакого к нему внимания».

Руководство тюрьмы опровергает заявления Тедеева. Надзиратели утверждают, что Тедеева дважды вывозили на медицинское обследование, но он отказывается принимать прописанные ему препараты. По поводу Каджаева они сообщили, что он находится в очереди на обследование и лечение.

«Оба требуют либо освобождения, либо экстрадиции. Сами теперь делайте выводы...» – написал мне в текстовом сообщении замминистра пенитенциарного ведомства Арчил Талаквадзе. Свой вывод чиновник сопроводил описанием диагнозов обоих заключенных.

На мои расспросы о лекарствах Александр Тедеев признался, что действительно отказывается принимать их, опасаясь отравления.
XS
SM
MD
LG