Accessibility links

Законопроект «для галочки»?


Большинство экспертов считает, что создание антимонопольного законодательства и соответствующих исполнительных структур в Грузии необходимо. А ошибки можно будет исправлять уже по ходу дела

Большинство экспертов считает, что создание антимонопольного законодательства и соответствующих исполнительных структур в Грузии необходимо. А ошибки можно будет исправлять уже по ходу дела

После победы «Грузинской мечты» на парламентских выборах 2012 года монопольное положение многих компаний, которые поделили рынки в эпоху «Нацдвижения», оставалось неизменным. Однако этому, возможно, скоро придет конец. Во всяком случае, по словам замминистра экономики Грузии Натии Микеладзе, правительство уже разработало антимонопольный пакет законопроектов, который может быть утвержден парламентом до конца февраля.

По словам замминистра экономики Натии Микеладзе, старый закон «О конкуренции», принятый в 2012 году, содержит множество изъянов, а потому его необходимо заменить. Работа над проектом нового закона велась в течение последнего года, и в ней принимали участие все заинтересованные эксперты и представители деловых кругов.

Чиновница рассказала, что новый закон предусматривает создание субъекта публичного права – Агентства по защите конкуренции. Государство не будет вмешиваться в работу этого органа, он будет самостоятельно разрабатывать антимонопольную стратегию и принимать решения. Раньше, чтобы завести дело по обвинению в монополизме, была необходима жалоба со стороны третьего лица, сейчас агентство сможет самостоятельно проводить расследование и применять антимонопольные меры:


«Мы вводим европейскую практику определения доли на рынке, которая будет считаться доминирующей. Монополистом будет считаться субъект, который завладеет 40% рынка. Однако это ни в коем случае не означает, что данный субъект является нарушителем закона. Нужны доказательства, что он использует доминирующее положение в злостных целях», – сказала Натия Микеладзе.

Эксперт Сосо Цискаришвили заметил, что было бы совсем неплохо указать в законе, что именно будет квалифицироваться как «использование монопольного положения в злостных целях». Кроме того, он считает необходимым общественный контроль над новым ведомством:

«Бывшая власть, которая упразднила антимонопольный закон и кормила ЕС обещаниями (его вернуть), так и не приняла его. Новый закон не будет работать, если за ним не будет надлежащего контроля со стороны масс-медиа и гражданского общества. Будет хорошо, если созданное бывшим премьером Иванишвили НПО «Гражданин» возьмет на себя роль наблюдателя. Предвыборных обещаний в улучшении бизнес-среды было роздано много, а реальных результатов пока нет».

Экономист Демур Гиорхелидзе в создание функционального антимонопольного ведомства просто не верит, т.к. слишком многим невыгодно его появление:

«По своей сути, это формальный закон, который устроит и группы лоббистов в правительстве, и оппозиционное «Нацдвижение», которое и создало эти монополии во времена своего правления. В интересы этих групп не входит создание здоровой конкуренции на рынке. Данный законопроект создан «для галочки», чтобы продемонстрировать европейцам, что Грузия выполняет взятые на себя обязательства».

По словам Гиорхелидзе, наиболее существенным является вопрос об объеме полномочий. Если Агентство по защите конкуренции не получит права прекращать экономическую деятельность монополистов, то новый закон сразу можно считать мертворожденным.

Такой скепсис не поддерживает большинство экспертов, считающих, что создание антимонопольного законодательства и соответствующих исполнительных структур в Грузии необходимо. А ошибки можно будет исправлять уже по ходу дела.
XS
SM
MD
LG