Accessibility links

Сегодня у заключенных цхинвалской тюрьмы побывали журналисты местного телевидения, они сделали репортаж об условиях содержания осужденных. История одного из них – Романа Тедеева – была упомянута вскользь и без деталей.

Осенью прошлого года я рассказывала о 28-летнем Романе Тедееве, который нуждался в экстренной медицинской помощи. Ее можно оказать только за пределами республики. Ближайшее медицинское учреждение, где ему могут помочь, расположено в Нальчике. Несмотря на то что Тедеев в течение последнего года уже не мог самостоятельно передвигаться и с каждым днем ему становилось все хуже, администрация тюрьмы не предпринимала никаких действий. Более того, его не разрешали вывезти на обследование. У Тедеева, помимо других проблем со здоровьем, еще и больной позвоночник – ему требуется операция.


Свое нежелание отпустить заключенного тюремные власти объясняли опасностью побега. Родственники называют эти объяснения абсурдными: осужденный двух шагов не может сделать без посторонней помощи. Несмотря на то что мать Романа Инга Дудаева обивала пороги всех высоких кабинетов, чиновники оставались непреклонны: заключенному запрещается покидать пределы тюремной камеры.

Отчаявшаяся мать написала письмо президенту России Владимиру Путину, поскольку Роман является и российским гражданином. На обращение отреагировало российское посольство в Южной Осетии, и, как рассказала мне Инга Дудаева, посол России в Цхинвале Эльбрус Каргиев взял дело под личный контроль:

«Он позвонил начальнику тюрьмы Плиеву и настоял на проведении комплексного медицинского обследования. После этого зашевелились местные власти. Президент Тибилов дал добро, и недавно Романа перевели в местную больницу, где ему оказали предварительную помощь, а вчера его, наконец, вывезли в Нальчик на томографию головного мозга».

Инга Дудаева говорит, что карету скорой помощи им предоставило Министерство здравоохранения. После обследования в Нальчике Романа сразу же вернули в Цхинвал и вновь поместили в тюремную камеру. Инга Дудаева сетует, что потеряно драгоценное время, состояние ее сына является катастрофическим. Но все же находит слова благодарности в адрес югоосетинского руководства.

В разговоре со мной глава парламентского комитета по законности, законодательству и местному самоуправлению Амиран Дьяконов пояснил, что у Южной Осетии с Россией нет соглашения о порядке вывоза осужденных на медицинское лечение в Россию:

«По этой проблеме у нас правовой пробел, и мы будем работать над принятием соответствующих документов. Нужны соответствующие договоренности с российскими коллегами».

Югоосетинский политик Роланд Келехсаев считает, что необходимо развивать местное здравоохранение:

«Нужно чтобы все граждане республики могли получать медпомощь на месте, не выезжая за пределы республики. Ну и, конечно, развивать институты гражданского общества, в том числе и для защиты прав заключенных».

Все это пока в планах. А сегодня Инга Дудаева передала снимки, сделанные в Нальчике, владикавказским врачам. Со дня на день она ждет результатов обследования, тогда можно будет поставить диагноз ее сыну и начинать лечение. Инга уже в отчаянии, поскольку не знает, где взять необходимые на это средства. Ведь даже расходы на транспортировку Романа ей пришлось взять на себя: бензин для скорой помощи обошелся в 3,5 тысячи рублей, 8 тысяч пришлось заплатить за томографию.

Пока я работала над этим материалом, вышел в эфир репортаж югоосетинских журналистов. Не дожидаясь результатов обследования, они поставили собственный диагноз Роману Тедееву. У него, заявили они, обычный гайморит, и незачем привлекать внимание к этой проблеме...


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG