Accessibility links

Олимпийские репрессии


Три года колонии-поселения активист-эколог Евгений Витишко получил, по сути, за порчу забора вокруг объекта, который защитники природы считают дачей губернатора Краснодарского края

Три года колонии-поселения активист-эколог Евгений Витишко получил, по сути, за порчу забора вокруг объекта, который защитники природы считают дачей губернатора Краснодарского края

Сегодня Международный олимпийский комитет направил организаторам Олимпиады в Сочи письмо с просьбой прояснить судебный приговор Евгению Витишко – активисту общественной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу». Это НПО выступало против строительства резиденций для высокопоставленных российских чиновников и олимпийских объектов на территории особо охраняемых природных памятников Черноморского побережья Краснодарского края.

Три года колонии-поселения Евгений Витишко получил, по сути, за порчу забора вокруг объекта, который защитники природы считают дачей губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Летом 2012 года члены совета «Экологической вахты по Северному Кавказу» Евгений Витишко и Сурен Газарян были приговорены к условному сроку за то, что написали краской на заборе «Саня-вор – это наша земля». Таким нехитрым способом экологи выразили свой протест против отвода под дачу городского пляжа и незаконного строительства на месте особо охраняемого природного памятника – реликтовой фисташковой рощи.


Позже к обвинениям против Газаряна прибавили и «попытку убийства охранника» на мысе Идокопас, где с нарушениями природоохранного законодательства ведется строительство резиденции Путина. Не дожидаясь приговора, Газарян сбежал в Эстонию и получил там политическое убежище. Витишко остался в России и продолжил свою деятельность: выступал против запуска химического терминала компании «Еврохим» в Туапсе, против олимпийского строительства в Сочи, которое, по мнению экологов, нанесло непоправимый урон местной экосистеме.

В итоге власти заменили экологу условный срок на реальный, придравшись к двум нарушениям испытательного срока. Перед отправкой в колонию Витишко предстоит отсидеть пятнадцать суток за то, что он якобы нецензурно выражался на автобусной остановке. Говорит активист «Экологической вахты по Северному Кавказу» Дмитрий Шевченко:

«Это месть. «Трамбуют» именно общественные экологические организации, отдельных активистов, которые уже на экспертном уровне занимаются сочинскими проблемами. Давление усилилось примерно за год до Игр – весной, когда началась кампания против «организаций – иностранных агентов». Потом преследования продолжились – уже в виде налоговой проверки, потом проверки Минюста, которая до сих пор еще не завершена. В общем, стали «трамбовать» по всем возможным каналам».

По мнению российской правозащитницы Варвары Пахоменко, если власти Краснодарского края рассчитывали, что приговор провинциальному экологу останется незамеченным и удастся избежать громкого скандала во время проведения Олимпийских игр, то они просчитались:

«В защиту Витишко сейчас идут кампании по всему миру. «Международная амнистия» признала его узником совести, международная организация Human Rights Watch обратилась к председателю МОК, со своими заявлениями выступили «Гринпис» и «Фонд защиты дикой природы». В общем, это случай, который поднялся намного выше «краевого уровня».

По словам Дмитрия Шевченко, перед эстафетой олимпийского огня в Сочи начались демонстративные слежки и провокации силовиков в отношении активистов «ЭкоВахты». С 3 по 5 февраля было задержано семь экологов, один из них – Игорь Харченко – получил пять суток ареста под надуманным предлогом. Под следствием находится и руководитель «ЭкоВахты» Андрей Рудомаха – его недовольство приговором в отношении Витишко краснодарские правоохранители расценили как оскорбление суда.

По наблюдениям Варвары Пахоменко, под каток «олимпийских» репрессий попали не только экологи, но и представители независимой прессы, гражданские активисты, одним словом, все, кто пытался противостоять «олимпийскому» произволу:

«В ходе подготовки к Олимпиаде было переселено около двух с половиной тысяч семей. Далеко не во всех случаях компенсация за утраченное жилье была справедливой. Были случаи, когда люди совсем не получали никакой компенсации, если жилье не было оформлено надлежащим образом, как это часто встречается в России. В строительстве олимпийских объектов принимали участие трудовые мигранты. По разным данным, единовременно там находилось от шестнадцати до ста тысяч мигрантов. Очень многим из них, по сообщениям правозащитных организаций, не выплатили зарплату или выплатили не в полной мере, многих депортировали, не заплатив денег».

Оставшиеся на свободе экологи гадают, что ждет их после Олимпиады. С одной стороны, рассуждает Дмитрий Шевченко, силовики и судейские явно устали – эта изнурительная «работа с населением» отняла у них много сил. Возможно, блюстители законности возьмут тайм-аут и хотя бы на время оставят экологов в покое.

С другой стороны, полагает Шевченко, после закрытия Игр исчезнет и последний сдерживающий фактор для силовиков – страх омрачить международное спортивное мероприятие скандалом, опозориться перед гостями Сочи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG