Accessibility links

Письма абхазского путешественника


И ворота, из отверстий вверху которых беспрерывно вылетали мыльные пузыри; и парусник из водяных струй; и клоуны на ходулях (мы сразу же решили приехать сюда еще раз с детьми); и соревнования на скорость по вскарабкиванию с помощью ледорубов на отвесную десятиметровую ледяную стену; и скатывание с горки на новой модели «Ауди»...

И ворота, из отверстий вверху которых беспрерывно вылетали мыльные пузыри; и парусник из водяных струй; и клоуны на ходулях (мы сразу же решили приехать сюда еще раз с детьми); и соревнования на скорость по вскарабкиванию с помощью ледорубов на отвесную десятиметровую ледяную стену; и скатывание с горки на новой модели «Ауди»...

Вчера вечером вместе с фотокорреспондентом Владимиром я вернулся в Сухум из поездки на зимние Олимпийские игры в Сочи. Правда, Красную Поляну, то есть горный кластер Игр, мы с самого начала решили исключить из своего маршрута, но побывали в Олимпийском парке в Адлере.

По дороге до границы в легковушке, которую мы решили оставить у КПП «Псоу» на стоянке, обсуждали самые разные темы, связанные с Играми. Водитель наш рассказал, что на Сухумском рынке подскочили цены на привозную фасоль, крупы, некоторые другие товары из-за ограничения грузовых перевозок через Псоу. А я поделился информацией из СМИ, что наш общий с Поповым старый знакомый – тбилисский журналист Тенгиз Пачкория – был замечен на церемонии открытия Олимпийских игр с плакатом «Сухуми – это Грузия». Лидер «Европейских демократов» Грузии Паата Давитая назвал поступок Тенгиза героическим. А президент Абхазии Александр Анкваб заметил по этому поводу, что, «наверное, человек так считает, но Сухум – это не Грузия».


На границе около десяти утра было малолюдно. Знакомый абхазский пограничник приветствовал нас вопросом: «На хоккей?» В этот день как раз начался мужской хоккейный турнир. Но мы еще не знали, что этот хоккей выйдет нам боком...

На российской стороне границы ждала двойная паспортная проверка: сперва, как обычно, в кабинках, а потом еще при выходе из погранзоны. Причем всех членов из нашей группы пропустили, кроме Попова. Его паспорт почему-то отложили в стопку и отнесли куда-то на дополнительную проверку. Владимир Анатольевич появился только минут через пять, и мы долго ломали головы, что именно в его облике вызвало подозрения, неужели усы? Или это была выборочная дополнительная проверка методом случайной выборки?

Сели на автобус и отправились на Адлерский железнодорожный вокзал. Накануне поздно вечером я узнал, что там можно за 200 рублей взять билет в Олимпийский парк и оформить паспорт болельщика, без которых нас в парк не пустят. Очереди начались уже перед входом в новенькое, выстроенное к Олимпиаде здание: пропускали в него только после тщательной проверки, как в аэропортах. Простояв в очереди минут двадцать, купили билеты. А вот дальше началось настоящее испытание на стойкость – чтобы дождаться своей очереди на паспорт болельщика, пришлось потратить без малого два часа. Говорили, что вчера на вокзале было малолюдно, но сегодня много хоккейных матчей, на которые приехала масса болельщиков.

Стоять в очереди – занятие малоприятное, но хуже было то, что мы прибыли на электричке из Адлера на станцию «Олимпийский парк» в двадцать минут третьего, а билеты в парк у нас были действительны только до двух часов. Причем пропускает в парк, который ежедневно посещает до 120 тысяч человек, автоматика, ее не обманешь и не уговоришь. Девушка-волонтер, к которой мы обратились с объяснениями, посоветовала нам смириться с судьбой, ибо билеты на сегодня, продававшиеся здесь, у парка, уже кончились. Но мы «не смирились», и минут через десять неразрешимая, казалось, проблема была решена: еще один волонтер, старший в команде, принес так называемые гостевые карточки, по которым мы и прошли.

Но то, что мы увидели внутри, компенсировало все наши мучения. И ворота, из отверстий вверху которых беспрерывно вылетали мыльные пузыри; и парусник из водяных струй; и клоуны на ходулях (мы сразу же решили приехать сюда еще раз с детьми); и соревнования на скорость по вскарабкиванию с помощью ледорубов на отвесную десятиметровую ледяную стену; и скатывание с горки на новой модели «Ауди»...

Конечно же, посетили мы Дом адыга: кунацкую, музей, концертный зал, где выступал танцевальный ансамбль из Адыгеи. Зашли в Дом к Деду Морозу. Сфотографировались на фоне Олимпийского огня, который, было такое ощущение, и на расстоянии согревал своим жаром.

Но самое незабываемая зрелище ожидало нас на выходе из парка. Перед глазами расстилалась расцвеченная зажегшимися в сумерках многочисленными лампионами панорама заснеженных бело-лиловых гор. «Это же хребет Аибга?» – решил уточнить я у спутников. Но знатоков географии среди них не оказалось. Кто-то лишь выдохнул: «Вот что такое нерукотворная красота! Такое невозможно создать за деньги!»

Увы, никаких напоминаний о «соседней братской Абхазии» мы нигде во время поездки так и не встретили.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG