Accessibility links

А люди не верят...


Случай с Борисом Чочиевым на самом деле может являться вполне реальным покушением на чиновника или попыткой его запугать. Однако из-за нелепых рекламных акций в прошлом общественность уже не верит в серьезность подобных историй

Случай с Борисом Чочиевым на самом деле может являться вполне реальным покушением на чиновника или попыткой его запугать. Однако из-за нелепых рекламных акций в прошлом общественность уже не верит в серьезность подобных историй

В Южной Осетии продолжают обсуждать вчерашний взрыв во дворе дома главы президентской администрации Бориса Чочиева. Генеральная прокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела по двум статьям. Однако большинство жителей Цхинвала уверено: речь идет о самоподрыве, постановке с целью привлечь внимание.

Неприятный инцидент, который Генпрокуратура республики уже квалифицировала как покушение на жизнь государственного деятеля, вызвал сомнения у части югоосетинского общества. Сегодня мне несколько раз довелось услышать, что искать преступника, который бросил во двор чиновника ручную гранату, не имеет смысла. Поскольку он выполнил заказ самого Чочиева, и вся эта история очень напоминает аналогичные происшествия в прошлом.

Можно припомнить по меньшей мере три эпизода, действующими лицами которых оказывались чиновники. В феврале 2008 года новостные ленты запестрели сообщениями о поджоге автомобиля лидера политической партии «Единство» Зураба Кокоева. Сообщалось, что неизвестные забросили в салон бутылку с зажигательной смесью, чтобы сорвать голосование по выборам президента России.


Однако цхинвалцы не приняли эту версию и выдвинули собственную: дескать, Кокоев просто устал от своей старенькой «Нивы», поэтому решил получить новую служебную машину. В декабре 2011 года произошло громкое покушение на жизнь генерального прокурора Таймураза Хугаева – неизвестные выстрелили из гранатомета в его квартиру. К счастью, никто не пострадал, однако по мере того, как всплывали детали истории, к генпрокурору прочно приклеилась кличка «пиротехник», а обстрел назвали «самострелом». Крайне неубедительным показался цхинвалцам и случай с покушением на жизнь замминистра обороны Ибрагима Гассеева в сентябре 2012 года. Расследование всех трех дел не дало никаких результатов. Поэтому вчерашнее происшествие обыватели встроили в эту цепь событий.

Говорит жительница Цхинвала, представившаяся Аидой:

«До этого действительно бывали случаи «самоподрыва», поэтому и теряется доверие у населения. Каждый раз кажется, что это очередной пиар чиновника, который хочет кому-то что-то показать: вот какой я важный, на меня даже покушаются, а это значит, что я работаю, пошел против кого-то. Или воспринимается как попытка его запугать. В то, что могли нанести серьезный вред его здоровью или жизни, – не верят. Потому что при желании эта цель была бы достигнута».

Не верит в серьезность покушений на местных чиновников и югоосетинский блогер Алан Парастаев. Это «мода» на громкие истории, объясняет он:

«Наверное, они недооценивают свой народ, мало с ним общаются и думают, что все это будет производить впечатление на массы людей, которых они почему-то считают ограниченными и могущими клюнуть на подобную наживку. На самом деле люди уже политически грамотны и такие вот фокусы с ними не проходят».

Случай с Борисом Чочиевым, по мнению Алана Парастаева, на самом деле может являться вполне реальным покушением на чиновника или попыткой его запугать. Однако из-за нелепых рекламных акций в прошлом общественность уже не верит в серьезность подобных историй. Поэтому, уверен Парастаев, нет больших оснований нервничать и самому преступнику. Ведь расследование может забуксовать из-за скепсиса сотрудников прокуратуры, которые тоже, возможно, «зацепятся» за версию о «самостреле».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG