Accessibility links

Воры ждут курортного сезона


В последние месяцы не раз приходилось слышать о волне квартирных краж в Сухуме, после которых пострадавшие пытались вернуть имущество «собственными силами». Многие полагают, что обращение за возвратом похищенного к криминальным авторитетам эффективнее, чем в милицию

В последние месяцы не раз приходилось слышать о волне квартирных краж в Сухуме, после которых пострадавшие пытались вернуть имущество «собственными силами». Многие полагают, что обращение за возвратом похищенного к криминальным авторитетам эффективнее, чем в милицию

На недавнем заседании коллегии Генпрокуратуры Абхазии, подводившем итоги борьбы с преступностью за год, была отмечена круглая цифра зарегистрированных в 2013 году преступлений – 1000, что на 167 меньше, чем в предыдущем. Однако данная тенденция, как самокритично сказал первый заместитель генпрокурора Дамир Квициния, не свидетельствует о кардинальном положительном переломе ситуации с преступностью в стране.

Дамир Квициния указал на возможность укрытия преступлений от учета. В качестве примера он привел два уголовных дела, возбужденных против бывшего замначальника новоафонского отделения милиции майора Д. Вардания, который укрыл лично принятые им два заявления от россиян о кражах.

Ни для кого, впрочем, не секрет, что есть еще одно важное обстоятельство, не позволяющее чересчур обольщаться приведенными цифрами. Дело в том, что далеко не все жертвы обращаются с заявлениями в правоохранительные органы. Исследований, каков процент таких, насколько я знаю, не проводилось, но то, что их весьма много, сомнению не подлежит.


Во-первых, слишком многие полагают, что обращение за возвратом похищенного к криминальным авторитетам эффективнее, чем в милицию. Во-вторых, как ни парадоксально это звучит, в таком маленьком, пронизанном родственно-дружескими связями обществе, как абхазское, люди частенько не хотят связываться с нарушившими закон. По крайней мере именно на «наш менталитет» сослался министр внутренних дел Отар Хеция на заседании коллегии МВД в минувшую пятницу, предлагая отказаться от института понятых, как это уже сделано в ряде стран. Правоохранительным органам, подчеркнул он, приходится сталкиваться с тем, что не только свидетели, но зачастую и сами потерпевшие в громких и резонансных преступлениях отказываются сотрудничать со следственными и судебными органами.

В последние месяцы не раз приходилось слышать о волне квартирных краж в Сухуме, после которых пострадавшие пытались вернуть имущество «собственными силами». Вот особенно запомнившийся случай. Девушка лет восемнадцати пошла на ночевку к родственникам на соседнюю улицу, потому что у нее поздно вечером испортилось зарядное устройство для айфона. Дотерпеть до утра, чтобы купить новое, она не могла: ведь без этих своих айфонов многие ее ровесники не могут и часа прожить. Но именно в ту ночь в дом к родственникам (у которых была как раз нужная «зарядка») залезли через окно воры и «замели» вместе с драгоценностями хозяев и айфон их гостьи. Услышав шорох, обитатели дома проснулись, но было уже поздно...

Мысль об обращении к правоохранителям даже не обсуждалась, начали искать авторитетов, способных решить проблему. В доме девушки шутили, сочиняя ее гипотетический телефонный разговор с одним из них, который, говорят, сидя в Драндской тюрьме, часто решает такие проблемы: «Слышь, братан, тут одни «крадуны» мою мобилу ошибочно зацепили…» Впрочем, и без этого через несколько дней айфон, который тянул тысяч на двадцать рублей, девушке вернули – якобы нашли.

В этом нет ничего удивительного. Воры в Абхазии, не желая работать впустую и «нарываться» на знакомых и родственников, с нетерпением ждут наступления летнего курортного сезона. Но и курортники стараются учесть «особенности национального криминалитета», и наиболее предусмотрительные из них, приехав на своих автомобилях, покупают на время местные госномера.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG