Accessibility links

Как известно, пессимист – это хорошо информированный оптимист, а статистика следует сразу за ложью и большой ложью. Возьмем, к примеру, отчет МВД самопровозглашенной республики Абхазия за 2013 год. В нем в числе других достижений ведомства говорится об улучшении ситуации на дорогах. «Если в 2012 году погиб 71 человек и 241 был ранен, то в 2013 году погибло 67 человек, ранено 224», – докладывают милиционеры. Видимо, оптимист должен в ответ хлопать в ладоши, ведь 67, несомненно, меньше, чем 71. Но в этом вся проблема статистики, ее некритическое восприятие часто рождает ложные представления и оценки.

Представлявший годовой отчет для коллегии абхазского МВД и.о. начальника штаба этого ведомства Константин Званбая явно понимает, что данными о снижении смертности на дорогах хвастать особо не стоит. «Последствия этих ДТП для такой небольшой по численности республики, как наша, весьма тяжелые», – цитирует его агентство «Апсныпресс». Этот скорбный комментарий достаточно туманен и неконкретен. Мне кажется, его главное предназначение – притушить общественный интерес к острой проблеме. Видите, в МВД понимают ее сложность и даже почти не хвалятся уменьшением смертности на дорогах Абхазии. Главное – не задавайтесь конкретным вопросом: 67 погибших в ДТП в год для Абхазии с населением 240 тысяч человек (возьмем официальные данные) – насколько это много? Но если бы даже тема была вдруг продолжена в этом ключе – журналистом, например, – то наверняка мы бы услышали отработанные отговорки бюрократов об абхазском менталитете и т.п.


О пресловутом менталитете уже много сказано. Воззвания абхазских журналистов к молодежи появляются с завидной регулярностью. Недавно жрецы совершили молебен у горы Дыдрыпш за молодых и горячих абхазских джигитов. Наверное, и МВД что-то делает. Только всех этих усилий хватило лишь на то, чтобы количество погибших за год уменьшилось на четыре человека. 5% – немало, конечно, но это уменьшение нельзя назвать тенденцией – я посмотрел статистику с 2008 года, и в среднем в Абхазии в ДТП погибает примерно 70 человек в год.

Сейчас я попытаюсь объяснить масштаб этой, не побоюсь этого слова, катастрофы. Все, как известно, познается в сравнении. Вот в Чехии с ее 10 миллионами населения в прошлом году погибло в результате ДТП 583 человека. Нетрудные расчеты показывают, что в Абхазии в авариях погибают в 4,8 раза больше людей (по отношению к количеству населения), чем в Чехии!

Хорошо, если вам кажется, что Чехия слишком благополучная европейская страна и с темпераментом у ее жителей дела обстоят совсем не так, как у горячих абхазов, возьмем в пример Армению. В прошлом году в этой южнокавказской стране с тремя миллионами жителей в авариях погибло 316 человек. Т.е. в Армении в ДТП погибает в 2,65 раза меньше людей, чем в Абхазии.

О, да, а как же Россия?! Даже северный сосед, чья статистика смертности на дорогах не ужаснет разве что жителей Нигерии, демонстрирует лучшие показатели. В России погибает 27 тысяч человек в год, т.е. жертв в 1,45 раза меньше, чем в Абхазии (пропорционально количеству жителей).

Но самое главное – это динамика смертности в ДТП. В Чехии этот показатель снижается с 2007 года. В стране действует Национальная стратегия безопасности дорожного движения, которая предусматривает планомерное снижение смертности на дорогах. И в документе не какие-то воззвания, а изложены конкретные меры, которые необходимо предпринять, и указаны конкретные показатели, которых необходимо достичь. Так, к 2020 году планируется свести количество жертв ДТП до одного человека в день (365 человек в год).

В Армении после 2008 года, когда в ДТП погибли 407 человек (это был худший показатель как для независимой Армении, так и для Армянской ССР), правительство приняло пятилетнюю стратегию и план действий, поставив перед дорожной полицией задачу за пять лет сократить число жертв на 10%. План был явно не самый амбициозный, поэтому немудрено, что поставленная задача была перевыполнена и число жертв удалось сократить на 23%.

Россия с одной из самых своих острых проблем справиться явно не может. В последние пять лет число жертв ДТП колеблется вокруг 27 тысяч человек в год, и никакие программы и стратегии не помогают. Эксперты радуются, что смертность хотя бы не растет. Впрочем, в России во многих сферах так...

А в Абхазии, судя по всему, нет даже стратегии. По крайней мере мне никакой информации о существовании таковой найти не удалось. И уж точно нет никаких планов с конкретными целями – например, довести количество жертв ДТП хотя бы до российского уровня к такому-то году. Абхазы не инопланетяне, в конце концов, чтобы объяснять все особенностями менталитета. Есть мировой опыт борьбы со смертностью на дорогах, и им надо пользоваться. А писать туманные отчеты – дело нехитрое.
XS
SM
MD
LG