Accessibility links

Имущественные споры с национальным привкусом


Грузинские беженцы через своих доверенных лиц в Южной Осетии восстанавливают в судебном порядке свои права на оставленную в Цхинвале недвижимость. По оценкам местных экспертов, счет подобных исков уже идет на десятки

Грузинские беженцы через своих доверенных лиц в Южной Осетии восстанавливают в судебном порядке свои права на оставленную в Цхинвале недвижимость. По оценкам местных экспертов, счет подобных исков уже идет на десятки

В республике Южная Осетия местное население неоднозначно относится к судебным решениям, подтверждающим имущественные права грузинских беженцев на оставленные ими дома.

Грузинские беженцы через своих доверенных лиц в Южной Осетии восстанавливают в судебном порядке свои права на оставленную в Цхинвале недвижимость. По оценкам местных экспертов, счет подобных исков уже идет на десятки.

Позиция грузинских беженцев вполне понятна: коль уж не судьба вернуться в Цхинвал, то пусть в нем живет близкий человек, родственник или друг. А может быть, они планируют после суда продать дом при помощи тех же доверенных лиц. Придраться тут не к чему – все по закону.

По мнению югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, сама по себе возможность, предоставленная грузинам, защищать в законном порядке свои имущественные права в Цхинвале, делает честь Южной Осетии. Проблема только в том, что далеко не всегда принятые судебные решения исполняются. К сожалению, подчеркивает Цхурбати, эта проблема касается не только беженцев, но и тех грузин, кто сделал свой выбор в пользу Южной Осетии и остался жить в республике:


«Если мы цивилизованное государство, то мы не должны по национальному признаку кого-то лишать собственности, а такие случаи, к сожалению, в Цхинвале уже были. Цацу Пацишвили выкинули из своей квартиры. Она живет в Цхинвале, имеет югоосетинское гражданство, принимала участие во всех выборах. Единственная причина, по которой Цацу лишили жилья, – это ее национальная принадлежность. Причем есть судебное решение о том, что жилье принадлежит ей, однако приставы не пришли и не заселили ее обратно в дом.
Известен еще один случай на улице Героев, когда сотрудник Минюста присвоил себе жилье грузина, который также живет в Южной Осетии и не может вернуться в свой дом».

Отношения к этим судебным решениям в республике неоднозначное. На каждый случай заселения осетин в брошенные грузинские дома в Цхинвале ответят десятком историй о том, как гамсахурдисты лишали осетин принадлежащего им жилья, как грузинские формирования разрушали села, как горели дома в 2008 году. Спросят: «Куда им было идти? Где жить семьям, оставшимся без крыши над головой? Вот и занимали пустующее жилье».

Правда, было и по-другому, говорит югоосетинский правозащитник Фатима Маргиева:

«Были и такие, у кого все в порядке с жильем, но они все равно захватывали дома. Здесь к каждому случаю нужен индивидуальный поход».

По мнению Маргиевой, суть этого похода следующая: мародеров, которые захватили по три дома, нужно просто гнать в шею, а вот бездомным государство обязано сначала помочь с решением жилищной проблемы, а уж потом выселять их из грузинских домов.

Жительница Цхинвала Валентина Котолова – доверенное лицо истца, также пытающегося восстановить свои имущественные права, правда, ее доверитель – осетинка Екатерина Пухоева. В 90-е она уехала в Москву, а по возвращении в 2008 году обнаружила, что дом ей больше не принадлежит. Его продали по подложным документам, оформили сделку через нотариуса и подтвердили право собственности нового хозяина в судебном порядке.

Валентина Графовна от имени своей сестры пятый год обивает пороги судебных и следственных органов, чтобы восстановить справедливость и наказать мошенников, но все без толку – югоосетинская Фемида отказывает в удовлетворении иска, ссылаясь на то, что срок исковой давности по делу уже истек.

Валентина Котолова говорит, что ничего не имеет против восстановления имущественных прав грузинских беженцев, ее лишь возмущает такой избирательный подход судебных органов:

«Им решили вернуть дома, а нам говорят: «Истек срок давности». Это наши чиновники так свои вопросы решают. Мы ходили жаловаться в российское посольство, они там в шоке от того, что происходит, но ничем помочь не могут, говорят, мол, не имеем права вмешиваться в югоосетинское судопроизводство».

Котолова убеждена, что от избирательного правосудия страдают и беженцы из Южной Осетии. Добиться положительного решения Фемиды из них смогут только те, кто обратится к «нужным» людям и согласится на их условия, которые никакого отношения к закону не имеют. Но и длиться эта кампания, по мнению Котоловой, будет недолго, лишь до тех пор, пока не поднимут шум выселяемые люди.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG