Accessibility links

То, как президент Александр Анкваб принимал группу ветеранов абхазского футбола и отчеты государственных СМИ об этом эпохальном событии, должно было бы растопить сердце самого черствого человека. Убеленные сединой старцы пришли просить главу государства - нет, не за себя, они трепетно умоляли абхазского лидера завершить начатое пару лет назад строительство стадиона «Динамо», ибо они «мечтали об этом всегда». Александр Золотинскович, конечно же, не нашел в себе сил отклонить просьбу столь уважаемых людей и дал клятву, хоть и туговато с деньгами, решить проблему к октябрю сего года. Так выглядит встреча в официальном обрамлении. Думаю, что «монтажерам» пресс-службы пришлось немало поработать ножницами над исходным материалом.

Самих ветеранов, надо полагать, официальная версия привела в немалое изумление. Самый критикуемый, самый амбициозный проект президента ценой под миллиард рублей, оказывается, пользуется поддержкой профессионалов, некогда составивших имя абхазского футбола. Вот только, увы, нет в республике известных пловцов, которые «всю жизнь мечтали» поплескаться в водах ткуарчальского бассейна, а то и они бы выстроились в очередь к Анкваб, чтобы слезно умолять его не бросать начатое.

Поднимать столь непопулярные темы, как стадион или плавательный бассейн, в период, когда оппозиция ждет момента, чтобы после завершения сочинской Олимпиады выйти на лед, - шаг рискованный, заведомо проигрышный. Стадион, раскинувшийся всей своей нелепой громадой в самом центре небольшого курортного города, вызывает раздражение не только у оппозиции, плюются и сами сторонники власти. Но, похоже, и выбора у Александра Золотинсковича нет. Во-первых, законсервированный объект угрожает превратиться в позорный символ неоправданного гигантизма главы государства, во-вторых, строительные организации, являющиеся главной опорой президента, изрядно нервничают в ожидании обещанных подрядов. Игнорировать их в преддверии «горячей» весны было бы крайне опрометчиво. Впрочем, Анкваб переживет очередной «мыльный» мятеж, поскольку, хотя власть его и слаба, но все же авторитет оппозиции куда «слабей» его слабости.

Но мне представляется, что отнюдь не сиюминутный момент является определяющим в этой ситуации.

Человек с таким обостренным чувством личного присутствия в истории, как Александр Золотинскович, не может не мыслить категориями будущего. Остаться в памяти людей просто третьим президентом – это почти ничего. Первому президенту при всем желании конкуренции он составить не сможет. Владислав Ардзинба одержал победу в войне с Грузией и заложил основы абхазской государственности. Сергей Багапш, пришедший Ардзинба на смену, тоже совсем не рядовая фигура благодаря состоявшемуся при нем признанию Абхазии со стороны России, за которой подтянулись в качестве друзей Венесуэла, Никарагуа и затерянные в Тихом океане Науру, Вануату и Тувалу.

Но вот три года президентства Анкваб ну никак не ложатся даже в самый плохонький учебник истории. Война ушла в далекое прошлое, добиться признания со стороны Германии или США - не очень светит, стать реформатором не вышло. Советский дух испортил все дело. Но что же делать, как дать своему имени пусть не вечную, но хотя бы долгую жизнь?

Президент, видимо, решил довольствоваться малым: войти в историю под именем Александра-строителя. Стадионы, театры, дворцы культуры – это ведь можно оставить людям. «Анкваб построил», - будут говорить они и через 200 лет, одобрительно качая головами. Главное, чтобы какой-нибудь зловредный историк не обратил внимание на то, что отремонтированный Абхазский драмтеатр имени Самсона Чанба открыл свой сезон спектаклем по пьесе Островского «Бешеные деньги».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG