Accessibility links

Сегодня в Сухуме состоялось заседание Координационного совета политических партий и общественных организаций, на котором главный бухгалтер Федерации футбола Абхазии Рамиль Ажиба рассказал о том, как Следственное управление Генеральной прокуратуры Абхазии с его помощью фабриковало уголовное дело против бывшего министра внутренних дел Абхазии Леонида Юрьевича Дзяпшба.

О том, что Леонид Дзяпшба попал в опалу к президенту Александру Анквабу, известно давно. Но только сейчас обществу представлены свидетельства того, как «по приказу свыше» Следственное управление Генеральной прокуратуры собирало доказательства его «вины».

В обмен на пособничество в фабрикации уголовного дела против Дзяпшба Генеральная прокуратура обещала Рамилю Ажиба оставить его в статусе свидетеля по делу и не привлекать к ответственности. Однако вместо реальной помощи он, как оказалось, откровенно дурачил следствие, пользуясь некомпетентностью сотрудников правоохранительных органов и Генеральной прокуратуры. А потом начал публиковать на страницах СМИ свои отчеты о работе со следствием, чем вызвал сильное раздражение у неких неназванных сил. Он считает, что именно с этим связан поджог его личной автомашины. А теперь и на него самого завели уголовное дело. Рассказ Рамиля Ажиба о том, как он в ходе следствия общался с представителями правоохранительных органов и Генеральной прокуратуры, представляет их в весьма невыгодном свете, обнажая непрофессионализм и готовность нарушать закон по приказу сверху.


Вот что рассказал Рамиль Ажиба сегодня представителям политических партий и общественных организаций: «Под руководством руководителя следственной группы Агумава Игоря, начальника Следственного управления Генеральной прокуратуры Джемала Гогия, под контролем Генерального прокурора мы совершили ряд фальсификаций уголовного дела в отношении Леонида Юрьевича Дзяпшба. Вообще, история началась с того, что УБЭП привлек меня в качестве помощника. Они не смогли разобраться с финансовыми документами, не владели методиками проверок, не знали, что с чем сложить и что от чего отнять, чтобы получился баланс. Я помогал им на протяжении трех месяцев. Создали три акта, от которых я впоследствии отказался в Генеральной прокуратуре, указывая на то, что цифры в актах неверные. Когда зашли в тупик, они предложили мне помочь, то есть отработать все цифры, которые им нужны. Я согласился. Я сказал, что у меня есть заключение готовое уже, экспертное, отдал им. Они вызвали двух сотрудников УБЭП и в моем присутствии передали им акты. Через три дня меня вызвали в МВД, где мне показали акты и сказали, что все сделали, подставили мои цифры и потребовали подписать этот акт. Я подписал этот акт, и его передали в Генеральную прокуратуру».

По словам Ажиба, на следующий день его пригласили в Генеральную прокуратуру. Следователь ему прямо сказал, что принято решение Генеральной прокуратурой по согласованию с начальством возбудить дело о нецелевом использовании бюджетных средств Леонидом Дзяпшба. «На это я поднял Уголовный кодекс и сказал, что Федерация футбола не стоит на государственном бюджете и эта статья не может быть применена к Дзяпшба. Тогда следователь мне говорит: «Слушай, а по какой статье мы можем возбудить?» Но я отказался помогать ему. Потом подключили тяжелую артиллерию, «ходоков» ко мне. Они начали меня заверять, что они согласовали все это с президентом и генеральным прокурором, что я буду в качестве свидетеля. Об этом я сообщил Леониду Юрьевичу, побывав у него дома. Вернулся я в Генеральную прокуратуру и сказал, что согласен сотрудничать со следствием. Мои высокие поручители, которые ходили к президенту и к генеральному прокурору, обрадовались и пообещали следствию и генеральному прокурору, что Ажиба все сделает на самом высоком уровне!»

Рамиль Ажиба рассказал и о том, как во время встреч со следователем Генеральной прокуратуры ему зачитывали готовые и заранее составленные ответы, и он подписывал акты, не читая. О том, как подменяли в деле одни документы другими, как с его участием подделали подпись министра на одном из финансовых документов, а потом представили акт экспертизы этой подписи, где говорилось, что она подлинная и принадлежит Дзяпшба. О том, как, подделывая документ, не заметили, что вместо одной печати поставили другую. О том, как изымались во время проверок сметная документация и акты выполненных работ, а следователь прокуратуры заявил, что «сметы и акты вообще не нужны, техническая экспертиза все равно покажет, что там все было не так, как у вас».

Он рассказал и о том, как начальник УВД г. Сухум Мурман Гегия вызвал его к себе по поручению министра и предупредил о том, что «времена смутные, ты можешь потеряться». «Все мои действия были с самого начала целенаправленные, – сказал Рамиль Ажиба, – любую бумагу, которая в моем присутствии фабриковалась, я могу сегодня опротестовать…»

Выступил и сам Леонид Дзяпшба, который сообщил, что следствие сначала пыталось обвинить его в растрате 17 миллионов рублей, но потом эта цифра опустилась до 200 тысяч рублей. Он рассказал, о том, что Федерация футбола Абхазии по распоряжению президента Багапша строила футбольные мини-поля, закупая все необходимое по рыночным ценам, а проверяющие организации считали их расходы, исходя из закупочных цен без учета расходов на транспортировку. Он вспомнил и о том, как его обвинили в том, что он организовал прослушивание во время выборов телефонных переговоров. Однако все попытки доказать этот факт ни к чему не привели.

Реакция на выступление Рамиля Ажиба была очень эмоциональная. «Беспределу нет предела!» – заявил лидер Народной партии Якуб Лакоба. Заместитель председателя Партии экономического развития Абхазии Гиви Габния считает, что построено такое государство, в котором нет традиций подчинения закону, и во всем виновата порочная система, которую необходимо менять. Вспомнили и о показаниях обвиняемых по делу о покушении на президента, которые заявляют о неправомерных действиях, пытках и физическом давлении на них. Заместитель председателя Фонда первого президента Астамур Тания предложил Координационному совету обратиться в парламент с предложением создать комиссию, которая возьмет на контроль ситуацию в правоохранительных органах.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG