Accessibility links

Мимоза Олимпиаде не товарищ


Нынешний «мимозовый сезон» провалился уже тогда, когда в конце прошлого года было объявлено, что из-за мер по обеспечению безопасности Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи объем грузовых перевозок на российско-абхазской границе по реке Псоу будет резко ограничен на три месяца

Нынешний «мимозовый сезон» провалился уже тогда, когда в конце прошлого года было объявлено, что из-за мер по обеспечению безопасности Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи объем грузовых перевозок на российско-абхазской границе по реке Псоу будет резко ограничен на три месяца

Сезон серебристой акации, или как ее именуют в Абхазии – мимозы, сейчас мог бы быть в самом разгаре. Однако Олимпийские и Паралимпийские игры в Сочи полностью спутали планы торговцам. Провезти мимозу через границу не получается даже на тачке.

Вывоз на продажу дикорастущей мимозы – это на протяжении уже многих десятилетий второй по значимости сельскохозяйственный частный бизнес в Абхазии после мандаринового. Обычно, если мимоза отцветает слишком рано или, наоборот, что бывает в наших краях гораздо реже, из-за холодов не успевает расцвести к началу марта, это приводит в уныние тех, кто занимается ее поставками в Россию к 8 Марта. Сегодня, взглянув на огромную, высотой, наверное, с трехэтажный дом желтую красавицу, я подумал, что цветы к празднику уже «перезрели».

Впрочем, нынешний «мимозовый сезон» провалился уже тогда, когда в конце прошлого года было объявлено, что из-за мер по обеспечению безопасности Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи объем грузовых перевозок на российско-абхазской границе по реке Псоу будет резко ограничен на три месяца, начиная с 7 января. Понятно, что в список грузовых автомобилей, которым было разрешено в этот период пересекать границу для жизнеобеспечения граждан республики, машины с мимозой никак не входили.


Мне пришло в голову, что ведь мимозу могут перевозить через границу на пресловутых тачках. Чтобы не гадать, позвонил родственнику, который работает на КПП «Псоу», и тот сказал, что российские таможенники не пропускают мимозу и на тачках (чем вызван этот запрет, он не знает). Ему не раз доводилось видеть, как выброшенные с моста в воду Псоу незадачливыми торговцами букеты весенних цветов плывут по речной глади...

Наверное, это красиво. Но жаль, что столько женщин в российских городах осталось нынче без традиционного праздничного весеннего букета. Впрочем, кое-кто из знакомых уверял меня, что наиболее упертые все-таки переносят и перевозят мимозу «на ту сторону», особенно ночью. Все-таки там не механизмы стоят, которые пропускают по магнитным билетам, как при входе в Олимпийский парк.

Вообще, тема мимозы не раз всплывала в дни, пока в Олимпийском парке горел огонь Зимних игр. Где-то в их середине известная в Абхазии журналистка Надежда Венедиктова выступила с заметками «Олимпиада толкает нас к развитию». Многие, думаю, улыбнулись, как и я, читая их начало:

«На днях одна моя соседка сказала: «Какие жалкие букетики дают призерам на Олимпиаде! А у нас столько мимозы пропадает. Вот бы нашему правительству нарезать ее и отправить туда. И лишний раз бы вспомнили про Абхазию!» В этих наивных словах, наверное, выразилось сожаление о том, что мы оказались как бы сбоку от этого спортивного праздника».

Пропадающая у нас попусту мимоза не давала покоя многим. Не знаю, впрочем, откуда была привезена та мимоза, в цветах которой утонул затем в один из моментов церемонии закрытия Игр весь олимпийский стадион «Фишт».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG