Accessibility links

Чем заполнить вакуум?


Если за партийным антуражем скрывается лишь грызня между местными группами за власть, за доступ к бюджетным ресурсам, то, конечно, лучше завернуть свои истинные мотивы в яркую, красивую и не очень понятную обертку. Так рождаются союзы российских и югоосетинских политических деятелей

Если за партийным антуражем скрывается лишь грызня между местными группами за власть, за доступ к бюджетным ресурсам, то, конечно, лучше завернуть свои истинные мотивы в яркую, красивую и не очень понятную обертку. Так рождаются союзы российских и югоосетинских политических деятелей

В республике Южная Осетия перед предстоящими выборами в парламент местные политические партии пытаются заручиться поддержкой российских партий-тяжеловесов.

По всему видно, что на предстоящие парламентские выборы некоторые югоосетинские политические партии пойдут при поддержке своих российских партнеров.

В сентябре 2012 года парламентская «Народная партия» подписала договор о сотрудничестве с ЛДПР, а в ноябре прошлого года «Новая Осетия» заключила аналогичное соглашение со «Справедливой Россией». Наконец, вчера лидер партии «Единая Осетия» Анатолий Бибилов договорился с заместителем председателя Государственной Думы Людмилой Швецовой о сотрудничестве с Общероссийским народным фронтом.

По мнению югоосетинского журналиста Андрея Татдаева цель всех этих соглашений – произвести впечатление на югоосетинского избирателя:


«Они считают, что эти соглашения придадут им больший вес, авторитет в глазах избирателей, позволят показать себя чем-то большим, чем то, что они реально из себя представляют. Избиратели понимают, что это все пиар-ходы, но, тем не менее, идут к избирательным урнам. Они надеются выбрать каких-то личностей, стоящих за этими партиями, которые смогут сделать для них что-то полезное. Как правило, надежды эти не сбываются, но люди, не знаю почему, настроены оптимистично».

По мнению российского эксперта Евгения Крутикова, югоосетинское межпартийное сотрудничество – это попытка заполнить вакуум там, где должны располагаться идеология, партийные программы, собственный взгляд на перспективы республики. Если всего этого нет, а за партийным антуражем скрывается лишь грызня между местными группами за власть, за доступ к бюджетным ресурсам, то, конечно, лучше завернуть свои истинные мотивы в яркую, красивую и не очень понятную обертку. Так рождаются союзы российских и югоосетинских политических деятелей, говорит Евгений Крутиков:

«Фейковые партии не в состоянии создать реальную политическую жизнь. У них низкая мотивация, полное отсутствие мыслей. Не видно желания придумать что-то свое, оригинальное, дать это людям, чтобы они посмотрели, оценили. Зато есть надувание щек и выяснение личных отношений – автоматически берется ближайшая ролевая модель и исполняется примерно так, как подростки в своем поведении копируют увиденное в кино».

При этом очевидно, что никаких причин вмешиваться в югоосетинскую внутриполитическую конкуренцию у россиян нет, хотя бы потому, что никаких угроз российским интересам в Южной Осетии быть не может.

Республика – сплошь пророссийская, и нет такой силы, которая могла бы изменить это состояние.

А если нет причин, тогда в чем мотивация российских партий и движений? Быть может, за фасадом соглашений кроются какие-то кулуарные дрязги цхинвальских и московских или владикавказских деятелей, их личные взаимоотношения, которые лучше было бы скрыть от избирателя? Трудно себе представить, что эти союзы – результат чего-то большего, например, желания увлечь избирателя амбициозными идеями, проектами. Такой вывод напрашивается хотя бы потому, что российские партии-партнеры – такой же фейк, как и их югоосетинские союзники, только в масштабах несколько более грандиозных.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG