Accessibility links

Хорошо замаскированные западенцы


Украинский националист Александр Музычко вдруг стал известен как один из участников событий на киевском Майдане и затем – из видеоролика, где он угрожал прокурору. фото: sk-news.ru

Украинский националист Александр Музычко вдруг стал известен как один из участников событий на киевском Майдане и затем – из видеоролика, где он угрожал прокурору. фото: sk-news.ru

Из Чечни – только хорошие новости!

На этот раз – на «украинском фронте».

В обоснование решительного наступления на новую украинскую власть вложил свой краеугольный камень российский Следственный комитет. В пятницу, 7 марта, Следственный комитет России заявил о возбуждении уголовного дела в отношении украинского националиста Александра Музычко, известного по прозвищу Сашко Билый.

Сообщают, что следственным управлением по Северо-Кавказскому федеральному округу возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 209 УК РФ – создание и руководство бандформированием. Что в отношении Музычко вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, и что он объявлен в международный розыск. Что в Ессентукский городской суд Ставропольского края направлено ходатайство «об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу»...


Украинский националист Сашко Билый вдруг стал известен как один из участников событий на киевском Майдане и затем – из видеоролика, где он угрожал прокурору. Но при чем здесь Чечня?

Следственный комитет сообщает, что основанием для уголовного преследования Музычко послужили сведения, полученные в ходе расследования уголовного дела по факту боестолкновения боевиков Басаева и Хаттаба с псковскими десантниками в районе чеченского села Улус-Керт в 2000 году. И якобы в рамках этого дела был допрошен «один из членов организации «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО), принимавший участие в боевых действиях на территории Чечни в период 1994-2000 годов».

Сразу вопрос. В 1994-1996 годах украинцы в Чечне среди боевиков были – маленький такой интернационал; в 1999-м – особенно у Басаева и Хаттаба – интернационал тоже был, но уже исламистский. Что, этот украинский боевик так хорошо замаскировался?

Дальше следователи излагают показания этого гарного хлопца об участии в УНА-УНСО в 1991-1993 годах. Познакомился с другими членами организации, «в том числе с одним из ее лидеров и основоположников Александром Музычко». Основоположник? Сильно сказано.

«Музычко проводилась агитационная и идеологическая обработка вновь прибывших членов» – ну да, поговорить они любили.

«Музычко являлся инструктором тактики и стратегии боя с огнестрельным и холодным оружием» – может быть.

«В конце декабря 1994 года наиболее подготовленные члены организации в составе небольших групп были направлены для участия в боевых действиях против российских сил на территории Чечни. Вначале их перевезли в город Киев, оттуда они вылетели в Грузию на самолете, принадлежащем вооруженным силам Грузии» – ну да, молодцы следователи: про Грузию – тоже пригодится!

«В конце декабря 1994 года, прибыв в город Грозный, члены националистической организации встретились с Музычко, который, как один из руководителей организации, общался с командирами диверсионных групп и давал им указания. В 1994-1995 годах Музычко и другие члены УНА-УНСО принимали участие в боестолкновениях с военнослужащими федеральных сил во время штурма города Грозного» – ну да, несколько украинцев там были, в том числе и Сашко Билый.

Про него кто-то еще писал, что был-де Сашко начальником охраны Джохара Дудаева… Не сам ли Сашко это придумал? Потому как охраняли Дудаева совсем другие люди. Ныне вполне успешный Абу Арсанукаев, например. А пришлых к этому делу не допускали.

А вот – главное: «В январе 1995 года допрашиваемый неоднократно был свидетелем того, как Музычко зверски пытал пленных военнослужащих российских федеральных сил, после чего убивал. Всего за указанный период Музычко лично пытал, а затем совершил убийство не менее 20 пленных военнослужащих федеральных сил, требуя нужную для него информацию. Во время пыток он ломал пальцы рук офицерам, выкалывал им глаза различными предметами, плоскогубцами вырывал им ногти и зубы, некоторым перерезал ножом горло, некоторых расстреливал. Тем самым своими действиями он показывал и другим свою ненависть к российским военнослужащим».

Остановимся тут. Начать с того, что немногочисленные украинцы участвовали в боях, тусовались при штабе. Но вот к охране и содержанию пленных, тем более к допросам, отношения не имели. Зимой 1994-1995 годов содержание пленных солдат было достаточно прозрачным: их видели солдатские матери, журналисты, депутаты, правозащитники. Их путь можно было проследить до человека. Большинство из них были в итоге освобождены. Никто о жутких украинцах не говорил.

Зимой 1995-1996 годов было совсем по-другому, гораздо хуже. Но тот ужас тоже обошелся без западенцев.

И – наконец – что с телами? Ну да, зимой 1995 года много российские спецпропагандисты писали и говорили о телах зверски запытанных российских пленных. Только вот по данным военных медиков, – а по запросам депутатов направляли в Думу справки с поименными списками тел, с указанием обнаруженных на них прижизненных повреждений, – так вот, по данным военных медиков, через которых проходили все тела, ничего, подобного этим «свидетельским показаниям», не было.

Похоже, из одного теста слеплены те жуткие «новости» и это новое сообщение Следственного комитета.

Что же до украинцев… Видел я одного такого в августе 1996-го, когда как раз искал в дни боев российских пленных в Грозном. Мужик потрепанного вида с фингалом, без оружия, пытался объяснять мне, что в Севастополе уже состоялось генеральное сражение между российским и украинским флотами и украинский, вестимо, победил «клятих москалей»…

Ну да, «из Чечни – только хорошие новости», у каждого свои. На этот раз, похоже, постарался Следственный комитет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG