Accessibility links

Крымский кризис имеет интересные отклики и последствия в Грузии, которые скорее касаются нас, чем украинцев. Ну, например, хотя бы то, что со дня вторжения российских войск на территорию полуострова складывается ощущение, что мы воспринимаем происходящие там события через какое-то свое, очень уж искривленное зеркало.

Например, вся Грузия – политики, журналисты, эксперты, простые граждане – пребывает в бурном восторге от терпения украинских военных и украинской власти: «Вот так и надо, посмотрите, как они не поддаются на провокации, не то что...» Понятно кто, да? В это время я начинаю понимать: либо все вокруг ослепли, либо я – сошел с ума. Либо никто вокруг ничего не видит, либо у меня галлюцинации, и мне просто кажется, что Украина не «воздерживается от провокации», а сдает Крым, что, согласитесь, не одно и то же.

Если разобраться в терминологии, то, что значит – «не поддаться на провокацию»? Применительно к Украине – это когда Киев не дает повода России применить силу и при этом продолжает контролировать Крым. Но когда российские войска вовсю хозяйничают на территории автономии, – это не называется «не поддаться на провокацию». Это называется «не оказать сопротивление».

Заблуждение, вероятно, связано с неправильным представлением о Путине – считается, что он кровожадный милитарист, который непременно хочет довести дело до войны. На мой взгляд, это представление совершенно неправильное: никакой Путин не милитарист, и к войне как таковой он стремится не больше чем мы все. Война для него не самоцель. Захапать территорию – вот самоцель. Если ради этого понадобится воевать, – как в августе 2008-го, – будет воевать, а если не придется... Если территорию можно получить, не заработав даже фингал, – какой сумасшедший откажется? Лишние «груз 200» никому не нужны, даже Путину.

Ни в коей мере не пытаюсь указывать украинцам, что им делать в их стране – может существовать тысяча причин, по которой страна без единой царапины теряет 26 000 квадратных километров своей территории. Скорее всего, это просто связано с тем, что Путин выбрал самое удачное время для агрессии: Украина расколота, страна находится в постреволюционной горячке, силовые структуры ослаблены... В такой ситуации понятно, что власти Украины просто не сориентировались в первые один-два дня, а теперь вернуть себе инициативу невозможно.

В данном случае речь идет совсем о другом – просто надо все называть своими именами. И потом, сколько может продолжаться непротивление злу насилием? Полагаю, ни у кого нет иллюзий, что Путин ограничится только Крымом... Украине придется-таки оказать сопротивление...

Впрочем, я понимаю, что в Грузии все эти разговоры не имеют никакого отношения к Крыму. «Сдержанностью Украины» восхищаются не потому, что не видят солдат в Симферополе. Мотивация тут, как и во всем остальном, одна-единственная – оправдать бессмертную концепцию под названием «Псих-Миша начал войну, без него Путин бы не имел повода...»

Поразительно... Полтора года, как Саакашвили не у власти, казалось бы, можно уже угомониться. Но нет, у власти и ее фанатичных сторонников какое-то наваждение, они не могут говорить ни о чем другом. Вот на днях премьер-министр Ираклий Гарибашвили давал интервью Общественному телевидению и опять из десяти предложений семь про «националов», «Мишу», «о-о, ужасные девять лет»... Интересно, сколько лет эта тема будет главной мотивацией действий и поступков «мечтателей»? Неужели все последующие девять лет?

Впрочем, это не единственное кривое крымское зеркало. Есть у нас еще одно. Оно существует не только в Грузии, но и на всем постсоветском пространстве в среде либералов. Говорить об этом мне не слишком приятно, так как по большому счету я в одном лагере с ними. Я бы тоже с удовольствием увидел Путина в арестантской робе, а Россию – максимально ослабленной на международной арене. Однако на вещи надо смотреть реально.

Еще больше, чем экстаз по поводу «не поддаются на провокации», меня поражает непонятное злорадство по поводу того, что «Путин сам себя загнал в капкан», что «он ускорил свой конец», что «его скоро свергнут» и т.д.

Вероятно, тут уже я ослеп, так как, убейте, но не вижу, чем крымская операция угрожает Путину, где тут вообще тот страшный «капкан» и чем бескровное завоевание полуострова (только ли?) ускорит падение режима Путина? На чем это все основано? Особенно если учитывать, что Запад, как видно, не готов к принятию настоящих зубодробительных санкций.

Увы и ах, ничем особенным по большому счету Кремлю эта войнушка не грозит. И совсем уж смешная постановка вопроса считать, во сколько обойдется Москве обустройство Крыма и насколько это ударит по российской экономике. Сколько бы не обошлось, подавляющее большинство россиян с абсолютным пониманием отнесется к любым экономическим трудностям: как ни крути, бескровное присоединение 26 000 квадратных километров и 2,5 миллионов населения – огромная компенсация для среднестатистических россиян, все еще зараженных имперским вирусом.

Если, конечно, Запад не накроет всю Россию темным непроницаемым одеялом. Чего, скорее всего, не будет...

Так что хватит смотреть в кривое зеркало и видеть то, что мы хотим или нам удобно видеть. Пора видеть то, что есть на самом деле...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG