Accessibility links

Нас столько раз уже «присоединяли»


Проведи сейчас опрос на сухумских улицах – и многие поддержали бы идею присоединения. Однако пример северокавказских республик хорошо показывает, что Москве приходится серьезно считаться и «возиться» там с национальными элитами, регионы же остаются бедными и дотационными

Проведи сейчас опрос на сухумских улицах – и многие поддержали бы идею присоединения. Однако пример северокавказских республик хорошо показывает, что Москве приходится серьезно считаться и «возиться» там с национальными элитами, регионы же остаются бедными и дотационными

21 марта депутаты Госдумы РФ планируют рассмотреть предложение фракции «Справедливой России» дополнить закон о порядке принятия в состав Федерации новых субъектов положениями, которые упростят эту процедуру. В СМИ и соцсетях уже закрутилась дискуссия вокруг предположения о возможном вхождении Абхазии в состав РФ. Сам являясь убежденным сторонником независимости республики, я не собираюсь сейчас рвать, как говорится, тельняшку на груди с криками: «Как можно? Никогда!» Все нуждается в спокойном и аргументированном обсуждении.

Начнем с «истории вопроса». В 1978 году Абхазию сотрясали народные сходы с требованием включить в Конституцию АССР пункт о праве выхода из одной союзной республики и вхождения в другую. В марте 1989 года в Лыхненском обращении абхазы и поддержавшие их требовали восстановить статус Абхазии как союзной республики. Ни о какой государственной независимости речи в той реальности, как видим, не шло. Когда в конце марта 1993 года депутаты Верховного Совета Республики Абхазия в Гудауте приняли обращение к президенту и ВС Российской Федерации с просьбой вернуть Абхазию в состав России (в которую она добровольно вошла в 1810 году), либо взять под покровительство России, я не думаю, что это была политическая игра. Достаточно вспомнить, в каком тяжелейшем положении в разгар войны находился абхазский этнос: речь шла о его физическом выживании.

Но и тогда уже среди абхазов были ярые противники этой идеи. Как после войны рассказывал на Абхазском телевидении один из них, он с боевыми товарищами был готов оставить позиции на фронте и явиться в парламент для выражения протеста. Единственной реакцией со стороны Москвы в 93-м было следующее: ряд официальных лиц заявили, что они восприняли это обращение «с признательностью».


Настроения ирредентизма (разновидность сепаратизма, при которой стремятся к отделению от одного государства с целью вхождения в другое) были распространены в Абхазии и в первые послевоенные годы, особенно во время блокады со стороны стран СНГ. Но постепенно идея независимости укоренилась и стала доминирующей. Той самой независимости, о которой еще в 1991 году известный абхазский политический деятель Зураб Ачба говорил как об оптимальной форме существования этноса для сохранения национальной идентичности.

Предвижу вопрос (и сам себе его задаю): а чем же абхазы, так сказать, лучше многих народов, живущих, например, в России, которые и численно много больше, и своей суверенной государственностью тоже когда-то обладали, и выход к границе России имеют, но речи об их независимости не идет? Да ничем, разумеется. Просто так складываются исторические судьбы народов, что, скажем, у малочисленных андорцев есть свое независимое государство, а у живущих неподалеку басков и каталонцев – нет. И коль уж в наши времена Абхазия больше двадцати лет существует как де-факто независимое государство, очень многие у нас никогда в жизни не согласятся этого статуса лишиться.

На одном из абхазских интернет-форумов кто-то на днях, после сообщения об инициативе «справедливороссов», рассуждал, что проведи сейчас у нас в Абхазии референдум, подавляющее большинство армян, русских высказалось бы за вхождение в РФ и старшее поколение абхазов – тоже. С ним активно заспорили…

Я тоже полагаю, что, проведи сейчас опрос на сухумских улицах, – и многие поддержали бы эту идею. Но проблема в том, что люди очень часто не умеют предвидеть суммарных результатов того или иного решения. Естественно, им приходит мысль о том, что зарплаты вырастут до уровня российских, что семьи начнут получать материнский капитал и т.д. Однако пример северокавказских республик хорошо показывает, что Москве приходится серьезно считаться и «возиться» там с национальными элитами, регионы же остаются бедными и дотационными.

А вот что наверняка принесло бы пресловутое вхождение, так это новые проблемы. Скажем, сегодня очень остро стоит вопрос сохранения абхазского языка, но винить тут остается только самих себя. Войди же мы в состав России, та же самая ситуация рассматривалась бы многими в политической плоскости – русификация! Неизбежным было бы и изменение этнодемографического баланса, чего так опасаются абхазы. Словом, не дай нам Бог даже заикаться о проведении подобного референдума – уже само это проведение, по моему убеждению, поставило бы Абхазию на грань гражданской войны!


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG