Accessibility links

Вахтанг Хмаладзе: «Дело не только в количестве судей»


Депутат грузинского парламента, председатель юридического комитета Вахтанг Хмаладзе

Депутат грузинского парламента, председатель юридического комитета Вахтанг Хмаладзе

ПРАГА---Продолжаем тему в прямом эфире. У нас на прямой связи из Тбилиси депутат грузинского парламента, председатель юридического комитета Вахтанг Хмаладзе.

Дэмис Поландов: Батоно Вахтанг, правильно ли, что министр юстиции так открыто дает рекомендации по изменению законодательства, касающегося Верховного суда? Обладает ли министр юстиции правом законодательной инициативы в этом вопросе?

Вахтанг Хмаладзе: Дело в том, что министр юстиции в данном случае обнародовала то, что разработал Координационный совет, созданный для законодательных реформ. Результат работы этого совета – это не представление министра юстиции, а позиция данного Координационного совета. Конечно, этот совет может только давать рекомендации, а окончательное решение будет принимать парламент. Соответствующий законопроект может быть инициирован или правительством, или самими членами парламента. Так что то, о чем шла сегодня речь, это результат работы данного Координационного совета.


Дэмис Поландов: То есть вы полагаете, что это нельзя рассматривать как вмешательство?

Вахтанг Хмаладзе: Законодательная деятельность, создание системы – это исключительная прерогатива парламента. Соответственно, у нас работает такая система, где как представители народа, так и представители разных ветвей власти имеют право в качестве законодательной инициативы вносить законопроекты в парламент или делать т.н. законодательные предложения, которые парламент обязан рассмотреть и сделать свое заключение. Так что если кому-либо представляется, что необходимо проводить какие-то реформы, то он имеет право поставить вопрос, а решать уже, как это сделать, не является прерогативой ни Верховного суда, ни Министерства юстиции, ни правительства – это прерогатива парламента.

Дэмис Поландов: Давайте обсудим поднятую сегодня конкретную проблему. Вообще, мало ли 16 судей Верховного суда? Действительно ли такое малое количество судей Верховного суда блокирует работу этой инстанции?

Вахтанг Хмаладзе: Дело не только в количестве судей. Если просмотреть статистику т.н. кассационных исков в течение последних нескольких лет и посмотреть, какой процент из этих исков был допущен Верховным судом для кассационного рассмотрения, то можно увидеть, что этот процент весьма и весьма низок. Из года в год процент и абсолютное количество принятых к кассационному рассмотрению дел уменьшался. Это вряд ли является нормальным состоянием, хотя бы на той основе, что это подталкивает все большее количество людей обращаться в Страсбургский суд по правам человека. Естественно, для слишком малого количества рассматриваемых кассационных дел достаточно количества судей Верховного суда. Законодательство, принятое всего несколько лет назад, дало право Верховному суду самому решать, какие дела принять к рассмотрению, а какие нет, и не только по формальным признакам, а именно по заключению, что данное дело не представляет интереса для развития правосудия. Под таким заключением можно подать, в принципе, все, если не хочется работать.

Дэмис Поландов: А много ли из Страсбурга поступает обратно дел, которые идут против Грузии? Часто ли эти дела побеждают в Страсбурге?

Вахтанг Хмаладзе: Часто, и нужно сделать все, чтобы как можно больше дел заканчивалось в Грузии, и чтобы не возникало необходимости обращаться в Страсбургский суд. Для этого нужно действовать умно, основываясь на главных принципах судопроизводства.
XS
SM
MD
LG