Accessibility links

Серая зона


За последние два года Ленингорский район превратился в серую зону, где действуют особые законы. Здесь фактически легализована и поставлена на широкую ногу контрабанда грузинских товаров, которой, как уверяют местных жителей, кормятся районные власти

За последние два года Ленингорский район превратился в серую зону, где действуют особые законы. Здесь фактически легализована и поставлена на широкую ногу контрабанда грузинских товаров, которой, как уверяют местных жителей, кормятся районные власти

В Ленингорском районе республики Южная Осетия уволена с работы руководитель Дома детского творчества, гражданская активистка Тамара Меаракишвили. Сама она уверена, что ее уволили за выступления против произвола, чинимого районными властями.

4 января руководитель Дома детского творчества Тамара Меаракишвили была приглашена мною в рубрику «Гость недели». В ходе беседы Тамара высказала ряд критических замечаний в адрес руководства Ленингорского района. По ее словам, это интервью явилось последней каплей, переполнившей чашу терпения районного начальства. О том, что увольнение неизбежно, коллеги предупредили Тамару практически сразу после январского интервью:

«Были угрозы. На прошлой неделе, когда я находилась в Цхинвале в кабинете одного из министров, мне позвонил глава района Джемал Джигкаев и сказал: «Я тебя уничтожу!» Я хорошо помню эти слова. Наверное, его угроза уничтожить предполагает не только увольнение с работы, и мне следует ждать от него других сюрпризов. Он никогда не высказывал претензий к моей работе, его раздражала моя гражданская активность».


За последние два года Ленингорский район превратился в серую зону, где действуют особые законы. Здесь фактически легализована и поставлена на широкую ногу контрабанда грузинских товаров, которой, как уверяют местных жителей, кормятся районные власти.

Здесь, говорят мои знакомые ленингорцы, грузину, желающему принять югоосетинское гражданство, придется заплатить мзду в тысячу долларов, а если он претендует еще и на инвалидность, – 15 тысяч рублей плюс.

В районе полным ходом идет передел собственности: сначала «приватизировали» гостиницу, принадлежавшую экс-губернатору Мцхета-Мтианети Цезарю Чочели, потом «отжали» лесопилку у местного жителя Джабы Беридзе (в прошлом году он буквально сбежал в Грузию), сейчас, по наблюдениям ленингорцев, рейдеры взялись за частные магазины.

Правда, зарплаты в районе высокие: к примеру, учителя получают по 30-40 тысяч рублей. На такие деньги жить можно, говорит Тамара Меаракишвили, главное – не лезть в бутылку, сидеть да помалкивать:

«Одна знакомая обняла меня при встрече и сказала: «Тамара, ты разве не знала, что нам платят за молчание? Они даже не требуют от нас работы. А ты все говорила, говорила, вот тебя и уволили». Бедные, они думают, что я приду к ним, встану на колени и буду молить их, как это делают местные люди: «Восстановите меня, я больше никому ничего не скажу». Я не буду опускать руки, немного отойду от болезни и подам на них в суд. Посмотрим, насколько справедливо они со мной поступили».

По мнению российской правозащитницы Варвары Пахоменко, такое бесправное положение жителей Ленингора отчасти связано с тем, что район удален от Цхинвала и в столице зачастую просто не знают, что творится там на самом деле.

Свою роль в изоляции Ленингора играет и неоднозначное отношение к грузинскому населению района – югоосетинские власти хоть и не считают его вражеским, но относятся без большого доверия. А в Грузии местных жителей и вовсе объявили предателями, сотрудничающими с оккупационными властями. В итоге голос ленингорцев не слышен ни в Цхинвале, ни в Тбилиси, говорит Варвара Пахоменко:

«Необходимо повышенное внимание к этому району, к защите прав проживающих там граждан. Это внимание должно проявляться не только в высоких зарплатах, но и в развитии района, в интеграции его в Южную Осетию. Ничего этого не происходит. Тамара – одна из наиболее активных жителей Ленингора, она пыталась наладить там нормальную мирную жизнь вне зависимости от каких-то политических разногласий между Тбилиси и Цхинвалом. Увольняя Тамару, власть посылает сигнал всем остальным: никому здесь не нужна ваша активность, никого не интересуют ваши права, нужно просто молчать, потому что власть заинтересована в сохранении вот такой серой зоны».

Тамару Меаракишвили уволили не сразу, вначале ее измотали интригами, придирками и угрозами, довели до нервного срыва. Сейчас у нее болят ноги, ходить на работу она не в состоянии. Врачи рекомендуют длительный курс реабилитации, говорят, желательно на пару месяцев сменить обстановку, но больничный она получить не может – выдавать его запретило районное начальство. Тамара пыталась взять отпуск за свой счет, но ей отказали.

Тамара убеждена, что все сделано с одной целью – найти предлог для увольнения ее с работы за прогулы.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG