Accessibility links

Усидеть на двух стульях


Просчитать потенциальные риски грузинское правительство пытается уже не первый месяц. В эти дни власти занимают предельно осторожную позицию, тщательным образом подбирая выражения при оценке действий России в Крыму

Просчитать потенциальные риски грузинское правительство пытается уже не первый месяц. В эти дни власти занимают предельно осторожную позицию, тщательным образом подбирая выражения при оценке действий России в Крыму

События вокруг Крыма пока не внесли никаких изменений в политику грузинского правительства по налаживанию отношений с Москвой. Тбилиси занял выжидательную позицию, предпочитая не делать никаких резких заявлений в адрес России. Грузинские власти не рассматривают возможность участия в режиме санкций, а также прекращения контактов с российской стороной.

В грузинской столице внимательно следили за тем, что сегодня происходило в Москве. Выступление Владимира Путина вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию. Надо полагать, многие не стеснялись использовать непечатные выражения. Особое внимание привлекли слова российского лидера о намерениях НАТО продолжить процесс расширения на Восток.

«Мы против того, чтобы военная организация хозяйничала возле нашего забора, возле нашего дома или на наших исторических территориях», – сказал Владимир Путин.


Никому в Грузии не надо объяснять, что «забор» проходит и по ее границам. Поэтому заявление российского президента было воспринято как прямая угроза. Тем более что на фоне украинского кризиса в Тбилиси разговоры о необходимости как можно скорее получить План действий по членству в НАТО (МАР) зазвучали с новой силой – Грузия надеется, что это может помочь спасти страну в случае нового конфликта с Россией.

Просчитать потенциальные риски грузинское правительство пытается уже не первый месяц. В эти дни власти занимают предельно осторожную позицию, тщательным образом подбирая выражения при оценке действий России в Крыму. Самое большее, на что им хватило решимости, так это на заявление о признании территориальной целостности Украины и непризнании итогов воскресного референдума.

«Не надо сейчас говорить о сомнениях и опасениях, – призвал глава парламентского комитета по вопросам интеграции с Европой Виктор Долидзе. – Я думаю, что это неправильно. Правильно то, что мы должны разговаривать (с Россией), мы должны общаться и наладить координацию в наших отношениях».

Дальнейшие действия грузинских властей, объясняет депутат, будут во многом зависеть от ситуации на постсоветском пространстве в целом и реакции Европейского союза и Америки на решения России.

В целом в Тбилиси хотели бы большего внимания со стороны Запада. Здесь считают, что кроме санкций западные страны могли бы пойти на придание большей динамики процессу интеграции Грузии в евроатлантические структуры. Пока, отмечают в Тбилиси, в поле внимания находится лишь Украина.

Грузинская оппозиция на прошлой неделе выступила с предложением о введении санкций против России. Этот вопрос на правительственном уровне по-прежнему не рассматривается, сообщил Долидзе:

«Это звучит глупо, потому что в такой постановке вопроса отсутствует всякий прагматизм. Что мы изменим этими санкциями? Об этом же просто смешно говорить».

В доказательство своей приверженности прозападному курсу правительство вчера заявило о готовности присоединиться к миссии военных наблюдателей ОБСЕ в Украине. Консультации по этому вопросу грузинские власти ведут уже не первый день. Если решение будет принято, Грузия может оказаться единственной постсоветской страной, которая войдет в состав наблюдателей ОБСЕ.

Москве до этого дела нет, считает аналитик грузинского Центра стратегических исследований Каха Гоголашвили, так что подобный шаг грузинских властей вряд ли осложнит грузино-российские отношения.

Сдержанность властей эксперта нисколько не удивляет. События в Украине разворачиваются со сверхзвуковой скоростью, объясняет он, у грузинского правительства пока не было возможности выработать какую-то определенную линию поведения.

«Теперь Грузии будет намного труднее вести ту же сбалансированную политику, то есть, с одной стороны, стремиться в европейские и евроатлантические структуры, а с другой стороны, налаживать с Россией хорошие отношения. Чем больше будет увеличиваться разрыв (между Западом и Россией), тем сильнее придется тужиться Грузии для того, чтобы оставаться на обоих берегах. В конечном счете Грузии придется сделать выбор», – считает Каха Гоголашвили.
XS
SM
MD
LG