Accessibility links

Первые ощущения всегда наиболее остры, когда сердцем – не разумом. Мама приучала меня к чтению с самого детства, и, разумеется, я помню эмоции. Мне сразу не понравилась Бэла, и я был увлечен Печориным. Даже тогда, жалея, чувствовал ее ограниченность, его грустный романтизм и огромную географию империи. Если вы любите летать, а не шлепать по воздуху короткими крыльями, то задохнетесь от клаустрофобии в мелких клетках, где религия – культурный инцест!

У меня был период увлечения Тургеневым, и один из самых нелюбимых моих героев не слабый тургеневский мужчина, а узкий, примитивный болгарский патриот Инсаров. Зато я очень любил ищущего Рудина и его смерть на баррикадах. Возможно, читал все это я слишком рано, но те чувства оказывают на меня влияние и сейчас. Мне было неинтересно, когда человек так много говорит о маленькой стране, и его мечта – построить домик и ждать в нем старости, говоря на «своем языке». Я очень любил Базарова и презирал Кирсанова. Чуть позже я познакомился с Достоевским, и во многом согласен с его позицией по поводу малых народов. Мне нравились и Иван, и Ставрогин, и Алеша, и Рогожин, и Барашкова, и Мышкин, и Родион, и дед Марей, и замерзший мальчик, и «плевок в хрусталь», и мессианство... все!

Мне никогда не нравились толстовские герои – легкая мещанка Наташа Ростова и неприятный толстяк Безухов, наверное, сейчас, он был бы либералом:-). А Болконский нравился.

Доктор Моро меня всегда чем-то привлекал, пациенты – нет. Я против вивисекции, но мне чужды люди, борющиеся за то, чтобы вернуться в родительскую нишу обитания. Я никогда не хочу вернуться туда, откуда вышел… Лучше хаос бесконечности, чем узкая дырка ретроградства!..

Всегда нравились герои – носители широкой, большой идеи… Я люблю и сейчас викингов и германцев именно потому, что они шли вперед, не останавливаясь на месте и не ограничивая себя мелкой территорией, проживая всю жизнь под юбками своих жен и матерей и смотря постоянно в один и тот же низкий, смрадный потолок!

Мне очень нравились Чингисхан и Петр. Я читал взахлеб все, что находил тогда про Робеспьера и Сен-Жюста. Мне были интересны Гитлер и Сталин, Ленин и Ницше, РАФ и народовольцы, титаны и ментальные революционеры. Ульрика Майнхоф, конечно, привлекала больше, чем богатая гламурная болонка или будущая мать примитивных патриотов.

Я говорю об эмоциях. Разумом я часто понимал, что неправ и соглашался со своей контрой. Но при этом никогда не забывал о своей первой реакции или любви.

Хочу быть кочевником и мчаться вперед сквозь смешные горящие города...?

Маленькие страны редко создают гордых героев в литературе и в жизни. А если они рождаются, то, как правило, им здесь тесно и они улетают гадким утенком из узкого, душного дворика. Помните сервантесовского Видриеру... Я прочитал его в раннем возрасте, и он с тех пор всегда со мной. Сейчас, перечитывая, улыбаюсь, но при этом помню, как переживал тогда, и эта эмоция – тоже часть моей Родины. Родина – это то, что ты любишь! Мне в детстве страшно не понравился Маттео Фальконе, я не считал никогда Павлика Морозова предателем!

Я всегда сочувствовал индейцам, даже когда в Германии мы ходили в лес и создавали на тайных полянках свои форты из деревянных палочек и каждую неделю наши игрушечные города увеличивались. Но мне нравились и испанцы, и англичане, потому что было противостояние культур, то есть, проще говоря, был секс, была борьба, которая всегда завершается финальным аккордом. Западный Печорин в Америке гораздо больше унизил и опустил американскую Бэлу.

Знаете, о чем мы мечтали, когда ходили в кирзовых сапогах? О том, как жаль, что закончился Афганистан… Кто не мечтал? Только ребята с «пухлыми задницами» или часто – «сыновья маленьких республик». Это нормально, что мы хотели на войну? Нет! И сейчас я думаю совсем по-другому. Но ведь часто мы засматриваемся на женщин, на которых, по идее, не должны смотреть, но от себя же мы скрыть не можем того, что нам хочется?

Разве часто мы не думаем о том, что хорошо бы ограбить банк и стать в секунду «другим человеком»? Разве в глубине души мы не презираем богатых людей, их жен, детей, мироустройство? Нет? Социализм – выдумка идиотов? А фальшивая свобода нынешнего мира – это и есть мечта?

Разве бунт и Пугачев не ближе иногда, чем напудренный парик и лицемерная улыбка «толстых»?

В Абхазию на войну я не пошел! И в ЮО – тоже. Не пошел бы и сейчас. Почему? Даже не стану тратить строки на объяснение, если вы не поняли, значит, уже поздно понимать. Мне всегда нужна идея, которую я должен полюбить. И… пассионарность! Не было в Грузии пассионарности и нет идеи! А если вы думаете, что болтают наши женоподобные политики и журналисты с длинными языками, – это пассионарность, то мне жаль! У нас разные Боги! Посмотрите на них – они из пластилина, они всегда проигрывают и остались рабами. Просто поменяли хозяина.

Без пассионарности не рождаются сильные дети, не строятся большие города, не открываются новые земли! Без пассионарности страны не способны создать Достоевского! Зато плодят болтливых злобных гномов, которые, в свою очередь, норовят родить себе подобных и поклоняются постоянно одному и тому же мелкому божеству. Иисус, в котором я вижу пассионарность и протест, ничего общего не имеет с тем мыльным некрасивым Богом, которого вбили в головы вечно регрессивной массы.

Умом уважаю протестантизм и считаю его прогрессивным. Но сердцем, эмоционально в православии и даже католицизме для меня больше мистики, мессианства. Разумеется, нет никакого православия маленьких стран. И мне совершенно плевать, в какой цвет перекрашиваются церкви, пусть по этому поводу охают и ахают петушки – националисты и глупые фольклорные тумбочки. Главное содержание, а не форма!

Давайте приземлимся, потому что мой материал об Украине:-). Внимательно слежу за событиями, тем более, довольно прилично знаю Крым и желание его жителей. Очень коротко последние мысли.

Майдан быстро протух и сейчас не пассионарен.

В Киеве сейчас слишком много агрессивного национализма.

На новой украинской идее такую большую, искусственно созданную территорию будет крайне сложно сохранить.

Россия в этом противостоянии впервые, пожалуй, за последнее время пассионарна и настойчива в отстаивании своих интересов.

Знаю, что многим на Западе нравится, что Россия сопротивляется и гнет свою линию.

Считаю ли вхождение Крыма в Россию несправедливостью? Нет.

Будет ли продолжение на Востоке Украины? Уверен: прежней Украины больше нет. Даже если Киев сейчас подавит протест на Востоке, он будет постоянно вспыхивать, слишком многое было сказано обеими сторонами друг другу. Плюс киевские лидеры слишком некрасивы.

А что же Путин? Даже в грузинских соцсетях часто читаю сожаление, что у Грузии «враг с такими крепкими яйцами». В Грузии вновь разочарование Западом и вопросы по Украине. Если представить грузин без мусора в голове (часть беженцев, нацики, мишисты), их реакция на события в Украине довольно нейтральная и многие с интересом относятся к действиям России.

Освещение ситуации на Украине в Грузии – плевок в свободу слова! Большинство СМИ словно мелкие курицы одного цвета и одинаково кукарекающие. Мизер – про и контры!

Грузинские СМИ по Украине – констатация, в какой мы идеологической клоаке

Писал на вдохе и не буду трогать свою эмоцию.

Последние мои материалы по Украине:

Призыв стрелять в голову людям с Георгиевской ленточкой… Почему нет реакции Запада?

Грузия одержала победу над Сергеем Безруковым

Россия прирастает Крымом, Киев растерян, Восток – Вандея?

Если вы верите, что в Киеве нет фашизма, вы мудак и нацик!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG