Accessibility links

Без права на землю


В условиях, когда ни государство, ни общество не готовы к частной собственности в сфере землепользования, форсировать земельную реформу ни к чему – вместо преобразования можно получить вал имущественных или даже социальных конфликтов

В условиях, когда ни государство, ни общество не готовы к частной собственности в сфере землепользования, форсировать земельную реформу ни к чему – вместо преобразования можно получить вал имущественных или даже социальных конфликтов

Сегодня парламент республики Южная Осетия принял Гражданский кодекс, в котором не предусмотрено право частной собственности на землю.

Сегодня парламент Южной Осетии принял в первом чтении первую и вторую части Гражданского кодекса. По словам председателя парламентского комитета по законодательству, законности и местному самоуправлению Амирана Дьяконова, принимаемый документ, по сути, является аналогом Гражданского кодекса Российской Федерации с той лишь разницей, что в нем не предусмотрено право частной собственности на землю.

По словам Амирана Дьяконова, эти поправки связаны с желанием депутатов и чиновников, принимавших участие в подготовке законопроекта, защитить интересы малоимущего в большинстве своем населения республики, поскольку заезжие или местные богачи могут просто скупить все угодья и оставить людей батраками на собственной земле:


«Пока у нас не отрегулированы земельные отношения, пока люди живут в нужде, предоставление земли в частную собственность – это угроза для нашего общества. Пройдет время, и мы почувствуем себя лучше – устоявшимся государством, относительно благополучным обществом, вот тогда и внесем соответствующие изменения в Конституцию, примем законы о частной собственности на землю».

Пока землю в республике можно взять в бессрочное пользование или арендовать у государства сроком на 49 лет. Кстати, стоимость аренды земли здесь одна из самых низких на постсоветском пространстве – например, один гектар пашни обойдется фермеру около шести долларов в год.

По действующему законодательству договор в одностороннем порядке государство имеет право расторгнуть только в случае нецелевого использования земли или по другим веским причинам, таким как строительство на арендуемой территории инфраструктурных или военных объектов. В этом случае государство обязано выплатить арендатору компенсацию.

По мнению российского эксперта Александра Караваева, подобное недружественное восприятие частной собственности на землю характерно для всего постсоветского пространства. Это такой сложный комплекс из представлений, доставшихся в наследство от советской эпохи, и современных страхов в сочетании с неэффективной экономикой, несовершенным законодательством. Поэтому в условиях, когда ни государство, ни общество не готовы к частной собственности в сфере землепользования, форсировать земельную реформу ни к чему – вместо преобразования можно получить вал имущественных или даже социальных конфликтов.

В принципе, считает Караваев, отсутствие частной собственности на землю не является таким уж ощутимым препятствием и для инвестора, в котором так остро нуждается республика:

«На самом деле инвестора ограничивают не только вопросы юридического оформления, но прежде всего те, которые связаны с его ежедневной экономической деятельностью. Это контроль со стороны различных ведомств, необходимость отчитываться перед разного рода службами, соответственно, все это налагает коррупционный оттенок на потенциальную экономическую деятельность. Поэтому проблема не столько в отсутствии частной собственности на землю, сколько в экономическом климате региона».

Иными словами, для инвестора (будь то фермер или промышленник, намеревающийся построить в республике фабрику) важно не столько наличие окончательно либерализованного экономического законодательства, сколько строгое исполнение уже принятых законов.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG