Accessibility links

Межпартийный кризис в Армении


Комментируя возможность консолидации неправительственных сил, лидер армянской партии «Наследие» Раффи Ованнисян заявил о том, что межпартийного сотрудничества четырех не правящих сил не существует

Комментируя возможность консолидации неправительственных сил, лидер армянской партии «Наследие» Раффи Ованнисян заявил о том, что межпартийного сотрудничества четырех не правящих сил не существует

ПРАГА---«Межпартийного сотрудничества четырех не правящих сил не существует», – заявил лидер армянской партии «Наследие» Раффи Ованнисян, комментируя возможность консолидации неправительственных сил. На эту тему мы побеседовали с директором Армянского центра национальных и стратегических исследований (АЦНСИ) Манвелом Саркисяном.

Манвел Саркисян: Парламентские партии заявили о том, что они хотят в конце апреля вынести на очередную сессию вопрос о выражении недоверия правительству Армении. Вокруг этого было много разговоров, пресса относится к этому скептически, в том смысле, что большинства голосов эти четыре партии в парламенте не имеют, никаких четких представлений о том, чем желают заменить это правительство, нет, поскольку партии заявили, что не хотят участвовать в этом новом правительстве. Тогда в чем смысл? Зачем менять правительство, если нынешний президент и правящая партия снова будут назначать нового премьера? Этот смысл непонятен, и в связи с этим много разговоров о том, зачем это нужно и что за этим кроется, что российскими чиновниками ведутся какие-то консультации с оппозицией, что все это имеет не внутренний смысл, а смысл, связанный с Россией.


Александр Касаткин: Манвел, лидер партии «Наследие» Раффи Ованнисян, в частности, заявил, что ситуация в Армении настолько кризисная, что простого объединения этой четверки будет недостаточно и потребуется объединение на одной площадке других политических сил, в том числе неправительственных организаций. Как вы считаете, возможно ли вообще такое объединение политических сил и неправительственных организаций?

Манвел Саркисян: В Армении уже давно обсуждается тема смещения режима. В последние годы много говорилось о том, что это не дело партий, парламентских партий, что для этого нужен широкий фронт по примеру других стран, и все время эти примеры появляются – Украина, Таиланд и другие страны. Люди, конечно, понимают, что постановка подобных проблем не является делом партий, для этого нужен более широкий фронт. Разговоры об этом, конечно же, реально не приводят к формированию подобного фронта, хотя есть достаточно интересное, более локальное проявление этих тенденций – это сотрудничество парламентских партий с движением «Мы против!», которое пытается остановить закон об обязательной пенсионной системе. Это молодежное движение достаточно сильно проявило себя, и их поддерживают фактически тысячи людей. И вот такой реверанс партий в сторону этого движения просматривается. Но, конечно, это локальная проблема, и молодежь не хочет ни коим образом сводить это все, как это сейчас говорится, к «майдану», восстанию, что приводит к большим разногласиям между партиями и этим движением. Однако сам процесс говорит о том, что могут формироваться более широкие внепартийные движения. Такие движения были по разным вопросам и раньше. Поэтому, я бы сказал, что то, что говорит Раффи, это, скорее всего, просто рефлексы на то, что происходит в мире и попытка призвать общественность Армении действовать несколько иначе, чем обычно. В Армении целые десятилетия политика была как бы прерогативой даже не столько партий, сколько партийных лидеров. Армения никогда не выходила за рамки такой политики – в основном это были поствыборные процессы вокруг какого-то лидера, который считал себя проигравшим. Сейчас предпринимаются попытки призвать общество выйти за рамки этого цикла, поставить его шире, пустить партийные флаги. Конечно, этому сильно мешает конкуренция партий, а также другие объективные причины – нет опыта другой политики, общество в стране тоже как-то свыклось с одним и тем же циклом. Пока я не вижу, чтобы в Армении появилось новое политическое качество.

Александр Касаткин: Манвел, насколько я знаю, сейчас есть запрос от четверки невластных фракций в Конституционный суд по поводу признания некоторых положений пенсионного закона неконституционными, и суд должен огласить свое решение 28 марта. Как вы считаете, в том случае, если Конституционный суд признает этот закон справедливым и конституционным, будет ли какая-то активизация этого общественного движения, возможно ли, что «Я против!» станет значимой политической силой?

Манвел Саркисян: Возможно. Пока что эта молодежь работает в конституционных рамках и говорить о том, что в случае отказа Конституционного суда отметить соответствующее положение закона они перейдут к мирному неподчинению, – это само по себе интересно. Если вообще говорить о таких значимых гражданских движениях, которые умеют практиковать подход к мирному неподчинению, конечно, можно будет говорить о принципиально новой политике в Армении. Этого пока нет, что многих очень интригует, потому что немногие считают, что Конституционный суд примет приемлемое решение. Я думаю, в любом случае, если даже Конституционный суд примет приемлемое для общества решение, конечно, опыт такого гражданского подхода к решению серьезных задач может подхлестнуть дальнейшие процессы, потому что совершенно никто не надеется на эти партии, настолько они потеряли свой авторитет. Такое отношение общества к этой ситуации, конечно, и в дальнейшем будет поощрять поиск новых подходов к прямой демократии, потому что многие считают, что она не может так жить. В любом случае время покажет. 28 марта будет вынесено решение Конституционного суда, и тогда будет ясно, как будет развиваться внутриполитический процесс в стране.
XS
SM
MD
LG