Accessibility links

Уговариватели


Главными и единодушными оппонентами идеи вхождения в состав Росийской Федерации выступили абхазские интернет-пользователи, написавшие около тысячи комментариев

Главными и единодушными оппонентами идеи вхождения в состав Росийской Федерации выступили абхазские интернет-пользователи, написавшие около тысячи комментариев

Тонкие намеки авторов ряда российских СМИ, что пора бы и Абхазии с Южной Осетией вслед за Крымом войти в состав России, вылились на днях в грандиозную, собравшую около тысячи комментариев, полемику в Facebook.

Российский журналист и политолог Яна Амелина разместила такой пост:

«Югоосетинская государственность в нынешнем виде себя не оправдала (я это с горечью и болью говорю). То же самое касается Абхазии. Наверное, пора прекращать играть в эти игры и присоединиться к РФ в качестве самостоятельного субъекта».

Главными и единодушными оппонентами Амелиной выступили абхазские интернет-пользователи. Это совершенно неудивительно, ибо в Южной Осетии, как известно, многие видят во вхождении в состав России осуществление мечты о воссоединении разделенного осетинского народа. Конечно, не только абхазы стали возражать. Вот мнение Александра Орлова-Кретчмера:

«...кто мы такие, чтобы решать за народы? Тем более народы, доказавшие, что умеют отстаивать свой выбор...»


Вскоре в союзники Яне подтянулся российский политолог Андрей Епифанцев:

«С ЮО надо ждать. Если мы ее примем в свой состав, для нее ничего не изменится. По Абхазии, думаю, если сейчас провести референдум, то ответы разложатся по национальному признаку: подавляющее большинство абхазов – за сохранение суверенитета, русские, армяне и мегрелы – за вхождение в Россию. Последних будет большинство. Именно поэтому абхазы сейчас не допустят никакого референдума».

Совершенно неясно, на какие исследования и опросы опирался господин Епифанцев, помимо своих оценочных суждений. Все немногие более или менее репрезентативные исследования последних лет свидетельствуют о том, что более половины представителей перечисленных национальных общин – за независимость Абхазии.

Один из активных абхазских участников дискуссии Григорий Лацужба в какой-то момент возмутился:

«Может, все-таки мы сами будем определять, что нам делать?! Вопрос о вхождении или не вхождении куда-либо не стоит… Мы не для этого погибали!»

И даже обозвал оппонента «душным контактером-провокатором».

Алхас Бебия полемизировал более миролюбиво:

«Андрей, поймите! То, что было в Крыму, не может быть спроецировано на Абхазию»; «Понимаете, патриотам трудно воспринимать такого рода вопрос! Если проще или переиначивая немного, получится: «Не хотите ли продать свою независимость?» Поймите, за это проливалась кровь! Эта идея, идея свободы и независимости, спасла целый народ от исчезновения!»

Андрей Епифанцев напирал на то, что абхазы живут за счет российской помощи, а референдума не хотят проводить, поскольку боятся его результатов и того, что в составе России потеряют свое нынешнее привилегированное положение. Интернет-пользователь А. Джопуа так откликнулся на это:

«Насчет «кормят», «поят», «воюют за нас»... Господа, а как мы, по-вашему, жили 15 послевоенных лет, пока вы нас не признавали? Мы не могли себя защитить? Или, может, были случаи голодных смертей в Абхазии?»

Через несколько сот реплик Яна Амелина сообщила:

«Прочитала комментарии. Очень интересно. Вернее, не очень – никакой аргументации, просто «не хотим, и все». Но это же детсадовская позиция!»

На это ожидаемо последовала бурная реакция.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG