Accessibility links

Наталка и «абхазские тайны»


Не нужно даже ехать в Абхазию, совсем просто в интернете выяснить, на что идут и в какие десятки объектов уже воплотились ежегодные миллиарды российской помощи молодому абхазскому государству...

Не нужно даже ехать в Абхазию, совсем просто в интернете выяснить, на что идут и в какие десятки объектов уже воплотились ежегодные миллиарды российской помощи молодому абхазскому государству...

На сайте украинского издания «Факты» появилось интервью под заголовком «Наталия Писня: «Если бы в Абхазии нашли все отснятые нами материалы, это была бы верная смерть». Наталия (по-украински Наталка) Писня – молодая журналистка киевского телеканала «1+1», которая незадолго до крымского референдума 16 марта вместе с оператором Сергеем Киселевым была командирована в Абхазию. Вскоре они оба, равно как и съемочная группа телерадиокомпании «Украина», были депортированы из республики.

Странно, что украинские коллеги не обратились к абхазским журналистам за советом, как это нередко делают другие сотрудники зарубежных СМИ. Впрочем, скорее всего, им не нужны были советчики. Гости из Украины имели совершенно четкую задачу – внушить крымчанам, что Абхазия, находящаяся под покровительством России, прозябает в ужасном состоянии. А абхазских коллег они наверняка рассматривали как идеологических противников и неслучайно не стали получать в Абхазии аккредитацию.

Интервью Наталки мы с коллегами-журналистами читали вслух, оглашая окрестности смехом. Особое впечатление произвела фраза о флешке, которую у них не нашли при допросе в гагрской милиции, и о хранившихся на ней отснятых видеоматериалах: «Мы понимали, если они их увидят, это будет верная смерть». Что же такого экстраординарного могли снять украинские телевизионщики, если им за это грозила смерть в «абхазских застенках»? Подводные лодки, которые направлялись к степям Украины? Большинство из нас склонялось к тому, что это были заснятые на некоторых городских улицах разрушенные в войну, брошенные и до сих пор не восстановленные дома.

Такие кадры потом постоянно крутили на украинских телеканалах. Мой знакомый сухумец, у которого во Львове живет родственница, рассказывал о своем общении с ней по скайпу. Она увидела, как по одному из киевских телеканалов показывали полуразрушенные заброшенные дома в Абхазии. «Как будто у нас во Львове, говорит, таких домов не встретишь», – сказала женщина. Прошлым летом она была в Абхазии, и рассказывает сейчас своим друзьям и соседям, что и курортников вокруг была масса, и большинство дорог приведено в порядок, и строительство идет...

Наталка Писня умалчивает в своем интервью, что же за видеокадры сумела вывезти из Абхазии. Но, похоже, она явно воображает себя героиней шпионских боевиков: «Я очень боялась, что нас могут обыскать... Главным в той ситуации было выбрать правильный тон поведения. Я не стала становиться в позу, а «включила блондинку». Начала косить под дурочку, улыбаться, жаловаться, что не успела купить варенье, а меня уже собираются депортировать. В какой-то момент это сработало».

Кто-то пошутил, что ей, судя по этому тексту, и не надо было «включать блондинку». Например, Наталка (на фото это действительно блондинка, причем, весьма привлекательная) посмеивается над абхазцами, которые «почему-то» уверены, что на войне в Абхазии на грузинской стороне воевали украинские снайперы. Да, воевали, правда, не снайперы, а отряды УНА-УНСО. Давным-давно известны имена, фамилии их бойцов, интервью, которые потом давали выжившие.

А еще она сообщает: «Россияне построили дорогу и вложили большие средства в реконструкцию Новоафонского монастыря. На этом «вливания» закончились». Но ведь не нужно было даже ехать в Абхазию, совсем просто в интернете выяснить, на что идут и в какие десятки объектов уже воплотились ежегодные миллиарды российской помощи Абхазии. Но ведь это не вписывалось бы в заданную схему...


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG