Accessibility links

Можно до бесконечности ставить под сомнение правомерность крымского референдума. Там, конечно, есть до чего докопаться. Но если это всерьез - что волеизъявление жителей полуострова в меньшей степени отвечает международным стандартам, нежели смена власти в Киеве, - то мне, наверное, пора в дурдом. Впрочем, со времен Ялты так называемое международное право не заявляло о себе столь откровенно, опираясь исключительно на тезис: прав тот, у кого сила.

По силе и степени влияния России еще далеко до былого статуса сверхдержавы. Тем не менее в стилистике, то есть продемонстрированной решимости (что больше всего, наверное, пугает Вашингтон и Брюссель) добиваться своего без оглядки на обстоятельства, как это произошло в Крыму, она уже почти «Америка».

Запад действительно, если даже не испуган, то серьезно озадачен. В августе 2008 года, когда Россия фактически в отместку за Косово признала независимость Абхазии и Южной Осетии, Кремлю была очень важна реакция внешнего мира. Тогда Москву при всех ее дипломатических усилиях поддержало всего пять стран. Это несоизмеримо меньше количества стран, признавших Косово. Понятно, что причиной такой разницы в оценке очень похожих с точки зрения права ситуаций выступали не сами новообразованные государства и степень их готовности к самостоятельному плаванию. Это было показателем влияния США и России в мире. Исходя из результата этого противостояния, Вашингтон должен был решить, что, отправив Россию в нокдаун, он раз и навсегда указал ей на ее сугубо подчиненное место в иерархии тех, кто принимает решения на этой планете.

Но никогда не говори «никогда».

Принимая решение по Крыму, президент Путин даже не посчитал необходимым оглянуться по сторонам. Ему неважно было, что скажут и предпримут вечные друзья-соперники, каково соотношение сил, симпатий и т.д. Важно было вернуть в «родную гавань» некогда потерянную территорию. И он это сделал.

Если стороны не договорятся и не выработают новых правил игры, не разграничат сферы интересов, новых крымов не избежать. Пока же никто не может с холодной головой просчитать всех последствий и попытаться выработать компромиссы, поскольку эмоции бьют через край. Очевидно, что санкции не вернут Крым в украинское пространство. Он ушел безвозвратно! Но, оценивая ситуацию, все стороны продолжают жестко держаться собственной непримиримой правды.

Может, стоит обнулить взаимные претензии? И для начала признать то, что уже по факту сложилось? России – независимость Косово, США – государственность Абхазии и Южной Осетии, а Крым - субъектом Российской Федерации. И затем, отказавшись от практики высокомерия и обмана, решать возникающие проблемы сообща.

А иначе мало никому не покажется!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG