Accessibility links

«Невинная жертва» властей


Новость о том, что воина и патриота власти вознамерились лишить крыши над головой, долго и бурно обсуждали в соцсетях – жертве бездушного отношения сочувствовали, а государство, соответственно, ругали на чем свет стоит

Новость о том, что воина и патриота власти вознамерились лишить крыши над головой, долго и бурно обсуждали в соцсетях – жертве бездушного отношения сочувствовали, а государство, соответственно, ругали на чем свет стоит

Месяц назад на одном из сайтов местной политической партии наткнулась на материал про героя войны, ополченца, защитника родины, которого судебные приставы выселяют из дома. Автор материала написал, что преследуемый решил обратиться к партийцам за защитой.

Описывая ситуацию, журналист указывал на немаловажные детали: выселяемый честно и мужественно воевал с грузинскими агрессорами, на его иждивении находятся дети и мать-инвалид. Новость о том, что воина и патриота власти вознамерились лишить крыши над головой, долго и бурно обсуждали в соцсетях – жертве бездушного отношения сочувствовали, а государство, соответственно, ругали на чем свет стоит.

Я сознательно не называю партию, интернет-сайт и имя главного действующего лица. Мне просто хотелось бы знать, откуда берутся новые «герои» нашего времени, портреты которых становятся эмблемами партий или занимают почетное место на условном стенде ветеранов? Фамилия человека, которого взяла под защиту политическая партия, мне ровным счетом ничего не говорила. Но несколько дней назад я случайно узнала о том, что именно он был подозреваемым в деле об убийстве Гии Хабалова – моего соседа, молодого мужчины, которого я знала с детства. Память тут же услужливо расставила по местам детали полузабытой истории.

Летом 2007 года на улицу, где живут мои родители, на машине подъехали вооруженные люди в военной форме и в масках. Они явились на «разборку» к конкретным персонам и забрали их, но по случаю прихватили с собой еще и двух находившихся в этот момент на улице местных жителей, одним из которых был мой младший брат. Избили, закинули в машину, отвезли на городскую свалку в районе села Тбет, там избиение продолжилось. В бессознательном состоянии людей бросили умирать. Гия Хабалов умер через два дня, не приходя в сознание. Машину, на которой его увезли, подробно описали соседи. Впоследствии автомобиль был найден, в его багажнике обнаружили следы крови, принадлежавшие потерпевшим. Владельцем оказался сотрудник Министерства обороны, которого задержали, но спустя восемь месяцев отпустили.

Сестра убитого Эмма Хабалова долго обивала пороги различных кабинетов, пытаясь выяснить, почему подозреваемый был освобожден. Внятного ответа она не получила. Ей что-то говорили о том, что его вину доказать крайне сложно, поскольку якобы в тот день он просто одолжил машину друзьям. После смены руководства республики Эмма вновь обратилась в Генеральную прокуратуру. На данный момент решение о прекращении дела отменено, ведется следствие.

Я припомнила, что за три месяца до трагического инцидента с Гией Хабаловым и моим братом тот же сотрудник Министерства обороны стал героем другой истории – на Театральной площади Цхинвала он выстрелил в своего знакомого.

Таким образом, воин-патриот из душещипательной статьи, которого вот-вот выкинут на улицу, оказался подозреваемым во вновь начатом уголовном расследовании. Я понимаю, что решения суда еще нет и этот человек пока считается невиновным. Но стоило ли подозреваемого в убийстве делать эмблемой партии только потому, что он идеально подходит на роль невинной жертвы бездушных властей?!


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG