Accessibility links

Давид Эшба: «Иногда нехватка денег на строительство идет во благо»


в Сухуме, зажатом между морем и горами в междуречье Гумисты и Келасура, Маяк – единственная почти незастроенная и весьма большая в городских масштабах равнинная территория. Причем примыкающая к морю...

в Сухуме, зажатом между морем и горами в междуречье Гумисты и Келасура, Маяк – единственная почти незастроенная и весьма большая в городских масштабах равнинная территория. Причем примыкающая к морю...

Недавно я брал интервью у заместителя главы администрации города Вадима Черкезия и, уже прощаясь с ним, спросил, глядя на карту-схему Сухума на стене его кабинета: «Как вы думаете, действительно ли лет через сто микрорайон Маяк станет самым элитным в городе?» Вадим Черкезия удивился: «А почему так долго ждать? Я думаю, это может быть уже через 20-30 лет!» Да, конечно, может, подумалось мне. Только если сюда хлынут инвестиции. А если все будет оставаться в таком же подвешенном состоянии, как сейчас...

А почему, спросите вы, речь идет о Маяке, который считается сегодня самым депрессивным микрорайоном абхазской столицы (неслучайно цены на жилье здесь самые низкие в городе, раза в три меньше, чем в центре)? Потому что в Сухуме, зажатом между морем и горами в междуречье Гумисты и Келасура, это единственная почти незастроенная и весьма большая в городских масштабах равнинная территория. Причем примыкающая к морю...

Сегодня мы долго разговаривали на эту тему и вообще о проблемах градостроительства в Сухуме с главным архитектором города Давидом Эшба. Он согласился, что Маяк, безусловно, самый перспективный в плане новостроек район столицы:


«Эти планы расширения в сторону Маяка были еще в советское время. Вы знаете, наверное, прекрасно, что все эти заводы в прибрежной зоне убирались оттуда и там создавалась курортная инфраструктура – гостиницы, санатории, дома отдыха. Самого проекта не было, просто были планы такие... На Маяке у нас проблемы какие? Там все дома частные, канализации нет. Там локальные системы, так называемые выгребные ямы. Водопровод есть. То есть если там что-то планировать, то надо учитывать все эти проблемы, которые надо решать параллельно».

Да, а еще надо переносить куда-то городскую мусорную свалку, чистить озеро, на котором когда-то в СССР хотели построить гребную базу. А еще сносить частные домовладения, которые будут мешать этому грандиозному строительству... Я как-то спросил у приятеля, живущего на Маяке, согласятся ли он и его соседи переселяться в многоэтажки, и услышал однозначное «нет». Словом, если суммировать все, не такой уж, может статься, это и пессимистичный прогноз – сто лет до превращения Маяка в элитный микрорайон с широкими проспектами, парками, здравницами и жилыми высотками.

Кстати, насчет высотности. Давид Алексеевич считает, что в прибрежной зоне Сухума нельзя строить здания выше пяти-шести этажей, в местах повыше можно и в 9-12. Но на Маяке можно как раз строить здания и в 14, и 20 этажей, поскольку это не историческая часть города. Споры о допустимом уровне этажности в Сухуме, говорит он, велись и в советские времена, например, о девятиэтажном так называемом ингургэсовском доме, построенном почти на самом берегу моря, но просто они шли в профессиональной среде, а не выплескивались на страницы прессы, не выливались в острые общественные дискуссии, как сейчас.

Мы вспомнили о такой дискуссии, бушевавшей вокруг здания в Синопе, которое инвесторы хотели вначале возвести 22-этажным, потом снизили до 12-ти, потом президент Абхазии на пресс-конференции сказал: не больше 6-8 этажей! Сейчас, однако, по словам Давида Эшба, строительство там по неизвестным ему причинам остановилось на нулевом цикле. Скорее всего, как обычно, проблемы с финансированием.

В последние годы я то в одном, то в другом уголке Сухума обращал внимание на новый, радующий глаз облик некоторых частных домов. Хотя порой облик некоторых новостроек вызывает споры. «Иногда, – рассуждает главный архитектор города, – нехватка денег на строительство идет во благо. Боюсь, что очень много безвкусного, а то и уродующего облик города могли бы успеть наворотить некоторые наши сограждане, имейся на это у них средства. Все-таки «уздечка» тут должна быть в руках государства, и сейчас мы ее держим в руках более крепко, чем в первые послевоенные годы».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG