Accessibility links

Тернистый путь в НАТО


По словам Эльдара Намазова, альянс в последние годы проповедует подход, согласно которому вступление в его ряды является как бы конечным пунктом очень длительной, многоступенчатой процедуры, и даже ассоциацию с Евросоюзом подписать намного легче, чем с НАТО

По словам Эльдара Намазова, альянс в последние годы проповедует подход, согласно которому вступление в его ряды является как бы конечным пунктом очень длительной, многоступенчатой процедуры, и даже ассоциацию с Евросоюзом подписать намного легче, чем с НАТО

ПРАГА---Ситуация вокруг Украины и Крыма продолжает оставаться самой злободневной темой в Азербайджане по многим причинам. Рассказывает глава исполнительного аппарата Национального совета демократических сил, глава общественно-политического движения «Эль» («Родина») Эльдар Намазов.

Эльдар Намазов: Тема событий в Крыму и агрессивных действий России в отношении Украины, конечно, сейчас затмила в Азербайджане все остальные дела. У нас продолжаются суды над молодежными активистами, нарушения прав человека, но в то же время и власть, и оппозиция как-то больше сейчас озабочены тем, что происходит вокруг Украины, потому что это несет прямую угрозу суверенитету и территориальной целостности, в том числе и Азербайджана. Практически все азербайджанское общество, власти и оппозиция долгое время стоят по разные стороны баррикад, идет борьба между элитарными коррумпированными властями и демократическими силами. Несмотря на это, в последние месяцы основной темой является Украина, и в этом отношении все общество проявляет определенное единодушие. Оно заключается в том, что эти процессы наносят большой удар по всей системе международной безопасности, которая сложилась после Второй мировой войны.

Фактически остается под вопросом будущее и эффективное функционирование таких институтов, как ООН, ОБСЕ, потому что у них есть право вето, и если постоянный член Совбеза ООН и ОБСЕ так грубо нарушает все международные законы и аннексирует территорию соседнего государства и эти организации не могут противопоставить и принять эффективные решения против этого, значит, стоит вопрос о реформировании этих структур. В Азербайджане эти обсуждения продолжаются с международными послами, было много встреч по принципу Chatham House, и международные организации, и дипломатический корпус, политологи, демократические силы обсуждают вопрос о том, что будет с системой международной безопасности и в каком направлении будут реформироваться эти организации. Скорее всего, полемика ведется вокруг проблемы права вето – видимо, оно уже себя не оправдывает и нужны какие-то новые правила игры: квалифицированное большинство голосов в Совбезе ООН и ОБСЕ или нужно найти какие-либо другие решения.

Второй вопрос, касающийся уже непосредственно Азербайджана, это то, что у нас есть проблема Карабаха, и он тоже угрожает нарушению территориальной целостности республики. Армения сейчас неслучайно поддержала Россию, она отказалась от ассоциативного договора с Евросоюзом, вошла в Таможенный союз, проголосовала в поддержку референдума в Крыму и аннексии этих территорий. Этот вопрос сейчас также актуализирован, и сопредседатели Минской группы по нескольку раз в месяц предпринимают попытки по организации встречи министров иностранных дел либо президентов Армении и Азербайджана. Сейчас в Гааге, на полях ядерного саммита, такую встречу организовать не удалось, хотя они и планировали, но теперь, в начале апреля, пытаются организовать встречу министров иностранных дел для того, чтобы как-то контролировать переговорный процесс вокруг Нагорного Карабаха, дабы там не произошло аналогичных событий, которые могут взорвать весь Южный Кавказ.

Есть в российской политике такой персонаж, как Жириновский, к которому раньше все относились как к какому-то политическому клоуну, но потом обратили внимание на то, что он часто транслирует идеи, которые через некоторое время становятся основными, официальными идеями государственной политики. Сразу вслед за Крымом он заявил о том, что Карабах нужно присоединить к России. В то же время и с армянской стороны звучат призывы, что референдум в Крыму показал, что Карабах тоже имеет право на отсоединение от Азербайджана. Конечно, Азербайджан по своим ресурсам и возможностям не может в одиночку бороться против давления таких стран, как Иран или Россия.

В этом отношении на первый план у нас выходит вопрос обеспечения национальной безопасности Азербайджана путем участия в каких-то международных блоках. Я думаю, что стратегия НАТО должна немного измениться. Альянс в последние годы проповедует подход, согласно которому вступление в его ряды является как бы конечным пунктом очень длительной, многоступенчатой процедуры, и даже ассоциацию с Евросоюзом подписать намного легче, чем с НАТО. Это дает многолетнюю фору России задавить в зародыше все попытки стран бывшего Советского Союза по вступлению в НАТО. Так произошло с Грузией, то же самое происходит сейчас с Украиной, то же самое касается и Азербайджана. Однако в истории НАТО есть и позитивные примеры. Например, когда была угроза со стороны Советского Союза в отношении Турции, она была принята в НАТО, хотя по многим показателям не отвечала стандартам этой организации, но зато потом страна прошла серьезный путь реформ и сыграла очень важную роль в обеспечении безопасности и стабильности на южных флангах этого блока. Поэтому процедура вступления НАТО, на наш взгляд, должна быть подвергнута определенному пересмотру. При таком подходе страны, имеющие территориальные конфликты, не могут стать членами НАТО, значит, конфликты будут расширяться, потому что есть страны, заинтересованные в блокировании интеграции наших стран в натовские структуры. Данный вопрос тоже сейчас актуален, и это обсуждение стоит у нас на повестке дня.

Александр Касаткин: Находящийся с визитом в Европе президент США Барак Обама заявил, что вопрос о вступлении в НАТО, в частности Грузии и Украины, в данный момент не стоит в повестке дня. Как вы считаете, не является ли это заявление барьером для какого бы то ни было изменения Североатлантического альянса?

Эльдар Намазов: Я думаю, что политика Североатлантического альянса в связи с новыми, возникшими сейчас обстоятельствами еще не определена, поэтому мы слышим разного рода мессиджи. Например, мы слышали мессидж нынешнего генерального секретаря НАТО, который говорил о том, что нужно пересмотреть концепцию приема новых членов в НАТО. На днях мы слышали даже мессидж о том, что они думают о расширении своего влияния в Восточной Европе, и в то же время слышим успокаивающие мессиджи, которые адресованы Москве, о которых говорите вы. Поэтому я думаю, что процесс только начался, он еще развивается и нужно какое-то время для того, чтобы Североатлантический блок учел то, что произошло в Южной Осетии, Абхазии, на грузинских территориях, в Крыму, на Украине. Безусловно, все это имеет серьезную военно-политическую составляющую и связано, по крайней мере со стороны Москвы, с тем, стараются ли эти страны интегрироваться в евроатлантическое пространство или нет. Эту увязку уже невозможно скрывать, и ее надо иметь в виду.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG