Accessibility links

Исходя из приоритетов национальной целесообразности


По словам Сергея Минасяна, Армения заинтересована в неких военно-политических гарантиях безопасности со стороны России, в том числе и в карабахском процессе, но не более того

По словам Сергея Минасяна, Армения заинтересована в неких военно-политических гарантиях безопасности со стороны России, в том числе и в карабахском процессе, но не более того

ПРАГА---Армения проголосовала против резолюции, поддерживающей территориальную целостность Украины и признающей незаконным референдум в Крыму. Позицию Армении в ООН среди армянских парламентариев критикуют лишь «Процветающая Армения» и «Наследие», остальные фракции парламента считают, что Армения поступила правильно, проголосовав против резолюции, поддерживающей территориальную целостность Украины. Рассказывает заместитель директора института «Кавказ» Сергей Минасян.

Сергей Минасян: В целом есть несколько течений и в общественном, и в политическом восприятии Армении. Удивительно то, что практически все политические силы, в том числе и оппозиционные, даже те силы, которые являлись радикальной оппозицией, например, Армянский национальный конгресс или партия «Дашнакцутюн», признали результаты голосования и посчитали, что Армения правильно поступила, открыто поддержав позицию России. С одной стороны, в общественном восприятии, особенно среди студенчества, активистов НПО, в силу особенности их политического оппозиционирования это голосование было воспринято достаточно негативно. Но с другой стороны, армянские властные структуры и политические силы объясняют это тем, что сама постановка вопроса, текст резолюции содержал некие прямые ссылки, которые могли бы повлиять на позицию Армении в карабахском вопросе, в частности, тот пункт, в котором говорилось, что прошедший в Крыму референдум неправомочен и прошел без согласования со стороны официального Киева.


В случае с карабахским конфликтом есть прямая связь и с референдумом, который прошел в 1991-м году в Нагорном Карабахе, и с тем переговорным документом, который разработан странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ, где референдум в самом Нагорном Карабахе также рассматривается как некий механизм урегулирования конфликта. Соответственно, правящие силы пытаются объяснить свою позицию в ходе голосования по резолюции как вполне логичную и исходящую из приоритетов национальной целесообразности.

В данном случае консолидация скорее была ситуационной и отражала консенсус, существующий в армянском обществе, и соответствовала общим параметрам урегулирования карабахского конфликта, как это видится в Армении и в армянской диаспоре Нагорного Карабаха. Однако это вряд ли будет каким-то долговременным процессом. Я думаю, что буквально в ближайшие дни по определенным социальным вопросам, по некоторым аспектам внутренней политики мы увидим возврат к прежней ситуации. Более того, проблема в том, что консолидация мнений власти и оппозиции в Армении абсолютно не связана с Россией, практически не связана с Украиной и Крымом, ибо в данном случае позиция Армении, во-первых, являлась зеркальным отражением возможного прецедента Крыма по отношению к Карабаху, а во-вторых, тем, что на фоне тех глобальных процессов, которые происходят на постсоветском пространстве и на Южном Кавказе, в частности, когда заметно может быть даже не очень долговременное, но все-таки военно-политическое усиление России, такого рода голосование было обусловлено скорее инстинктом самосохранения, чем какими-то симпатиями или политическим позиционированием в сторону России.

Александр Касаткин: Сергей, некоторые российские политики высказывают мнение, что следующим регионом, который можно будет присоединить к России, является Нагорный Карабах. Что говорят по этому поводу в Армении?

Сергей Минасян: В целом общая реакция на подобные заявления (если я не ошибаюсь, они прозвучали от Жириновского), была негативной и в Армении, и в Нагорном Карабахе. С другой стороны, на фоне событий, произошедших на Украине, также слышатся отдельные голоса о том, что, исходя из принципов безопасности, исходя из того, что Россия якобы сейчас будет играть роль первой скрипки в политических процессах на постсоветском пространстве, данный вариант как бы может считаться достаточно положительным. Однако эти отдельные голоса являются скорее маргинальными. Основной мейнстрим заключается в том, что, да, Армения заинтересована в неких военно-политических гарантиях безопасности со стороны России, в том числе и в карабахском процессе, но не более того.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG