Accessibility links

Постолимпийская граница


На абхазо-российской границе все стало намного благоустроенней, но парадоксальным образом огромные очереди в курортный час пик отнюдь не исчезли, потому что все опять же зависит от человеческого фактора

На абхазо-российской границе все стало намного благоустроенней, но парадоксальным образом огромные очереди в курортный час пик отнюдь не исчезли, потому что все опять же зависит от человеческого фактора

Сегодня я впервые в жизни побывал на абхазо-российской границе на посту «Псоу» не с привычной целью ее пересечения, а чтобы посмотреть, что там сейчас и как. За несколько дней до этой поездки у меня был разговор с родственником, который неожиданно спросил: «Это правда, что границу на Псоу будут «убирать»?» Вопрос меня, конечно, очень удивил, тем более что прозвучал от человека, который сам работает в погранслужбе. А откуда, спросил я, такая информация? Собеседник ответил, что ему сказал знакомый, который слышал что-то подобное по телевизору. Я невольно улыбнулся...

Когда-то вопрос об «отмене» границы действительно звучал, и на весьма серьезном уровне. Так, в середине сентября 2008 года, находясь с официальным визитом в только что признанной Россией Абхазии, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что граница между Россией и Абхазией в ближайшем будущем может стать прозрачной, «как между членами Евросоюза». Не буду сейчас перебирать предположения, почему та идея почила в бозе, просто констатирую факт: за прошедшие пять с половиной лет граница на Псоу стала не прозрачней, а, наоборот, гораздо «зримей». Про границу эту, если воспользоваться строчками Владимира Маяковского, можно сказать, что она «строится, дыбится». Возведены новые мосты через Псоу, терминалы... Все, конечно, стало намного благоустроенней, но парадоксальным образом огромные очереди в курортный час пик отнюдь не исчезли, потому что, сколько бы ни было кабинок для проверки документов, все опять же зависит от человеческого фактора, то есть какое число из них будет работать.

И вот я на границе, которую в последний раз переходил в феврале, во время зимних Олимпийских игр в Сочи. Сейчас все временные ограничения по ее пересечению на транспорте сняты. Зато увидел шлагбаум и будку, в которой сидел контролер, перед площадкой на абхазской стороне, где сейчас возводится здание автовокзала, у пешеходного перехода границы. Мне удалось, сидя у электрокамина в будке, разговорить контролера. Правда, под диктофон он говорить отказался... По словам этого парня, он тут работает несколько недель, но уже подумывает об уходе: надоело «собачиться» с водителями, которые норовят без разрешения заехать на площадку. Кто норовит? Встречающие и провожающие тех, кто переходит границу пешком, занимающиеся частным извозом... Работники таксофирм могут туда заезжать, но ограниченное число.

Потом прошелся вдоль длинного, выстроенного извилистой линией здания автовокзала. На вопрос, когда оно будет введено в эксплуатацию, трое осуществлявших отделочные работы внутри здания сказали, что к лету.

Когда-то именно на этом месте стояла высокая конструкция с абхазским гербом, возвещавшая всех прибывающих с правого берега Псоу, что они ступили на землю Республики Абхазия. Когда пару лет назад ее снесли, в интернет-сообществе было много возмущений, но пользователь, представлявший властные структуры, разъяснил, что эта площадка будет благоустраиваться, а знак, подобный прежнему, возведут в новом месте. Но пока этого знака нигде не видно. Мой собеседник-контролер во время нашего общения махнул рукой в сторону платной автостоянки: вроде бы там собираются ставить.

Я решил-таки перейти на российскую сторону границы, благо, сейчас здесь «мертвый сезон», малолюдье. Хотелось посмотреть на тот крутой поворот турникета при входе с российской стороны на пеший переход через границу, которым возмущался на Второй страновой конференции соотечественников России в Абхазии директор агентства «Абазпресс-АРТФ» Владимир Попов.

Действительно, вряд ли такое увидишь на какой-нибудь другой госгранице. Две тетки на моих глазах долго проталкивали сквозь это «бутылочное горлышко» пустую и не такую уж габаритную тачку. Может, этот вираж сделан специально для того, чтобы «отсечь» более габаритные тачки? Ну а каково протискиваться здесь людям с маленькими детьми и большими саквояжами, да и просто крупногабаритным? Очевидно, все здесь, как обычно, делалось для удобства сотрудников поста, чтобы им было легче регулировать «пешеходопоток», то есть «под себя»...


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG