Accessibility links

Дина Алборова: «Новая терминология негативно отразится на НПО-секторе»


ПРАГА---Правительство Южной Осетии на этой неделе одобрило новую редакцию закона о некоммерческих организациях (НКО). Представители этих организаций утверждают, что закон разрабатывался без их участия. И так немногочисленные НКО в Южной Осетии могут оказаться под угрозой закрытия, т.к. не согласны регистрироваться по новым правилам иностранными агентами. О том, что собираются делать югоосетинские НКО, мы спросили у руководителя Агентства социально-экономического и культурного развития Дины Алборовой.

Нана Плиева: Дина, правительство Южной Осетии одобрило новую редакцию закона о некоммерческих организациях (НКО), в частности, вводится понятие «некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента». Это касается организаций, которые получают финансирование из-за рубежа. Были ли с вами какие-либо консультации? В Южной Осетии не так много подобных организаций. Обсуждались ли с вами эти поправки и как вы к ним относитесь?

Дина Алборова: Во-первых, к нам никто не обращался, никакие консультации с нами не велись, и, мало того, мы сами пришли в Министерство юстиции и выразили возмущение по этому поводу, т.к. новая терминология крайне негативно отразится на НПО-секторе, потому что в состоянии войны, когда западный мир и так представлен в не очень хорошем свете как сторона, поддерживающая грузинскую агрессию, не будешь каждому человеку объяснять, что слово «агент» – это юридический термин. У нас даже многие высокопоставленные лица приравнивают слово «агент» к шпиону. Чего в таком случае можно требовать от простых обывателей? Поэтому фактически они подставляют нас под удар. Во-вторых, для кого создаются эти законы? Они создаются для нас, чтобы облегчить нашу жизнь, помочь нам в решении определенных проблем. У людей вообще, по-моему, другие понятия о том, что подразумевает закон.

Нана Плиева: А кто подразумевается под зарубежным источником? Это только западное финансирование или в том числе и российское?

Дина Алборова: Для меня это пока непонятно, потому что несколько раз мы пытались заполучить этот законопроект, но, видимо, это тайная информация – везде нам все обещают, но нигде мы ничего не смогли достать, никто ничего нам не переслал, не показал. В общем-то, конечно, это копирка российского закона, но с какими-то изменениями, а с какими – это вопрос. Уже не говорится о том, что НКО занимается политической деятельностью. Даже в последнем выступлении министр юстиции уже не говорит о том, что НКО будут заниматься политической деятельностью.

Нана Плиева:
Когда министр юстиции Южной Осетии Мурат Ванеев объяснял, для чего это делается, он привел пример Украины и говорил, что определенное влияние извне на политику того или иного государства осуществляется в том числе через НКО. Какой это сигнал для чиновников Южной Осетии, для общественности?

Дина Алборова: Это очень прямой намек на то, что с НКО надо бороться, потому что они ведут подрывную деятельность. Вместо того чтобы сказать спасибо третьему сектору за всю его деятельность и за то, что он делает для своей родины, они объявляют их какой-то пятой колонной. Это вызывает только лишь возмущение.

Нана Плиева: Почему сейчас они взялись за неправительственные организации и решили закручивать гайки? Это самый неотложный вопрос?

Дина Алборова: Конечно, нет. Это тоже большой вопрос: почему сейчас этот вопрос должен стоять? Около года мы ведем разъяснительную работу на всех уровнях, объясняем разным высокопоставленным чиновникам, что этот закон нельзя принимать в такой редакции. В любом случае без нашей работы над этим новым законом, без наших комментариев нельзя принимать такие вещи, потому что, опять-таки, рубятся дрова, и через какое-то время мы будем пожинать плоды всех этих безумных решений. Я не знаю почему. У нас абсолютно другие проблемы. Но, в принципе, у нас на носу выборы, нам нужно отвлекать общественное внимание, нам нужны ведьмы… Ну, кого найти? Конечно, опять третий сектор.

Нана Плиева: Поиск врагов?

Дина Алборова: Конечно, опять НПО, имеющие свое мнение, которое, я думаю, очень не нравится людям, которые управляют нашим государством. Очень смешно против трех-четырех организаций вводить целый закон. Спасибо, конечно, за такую честь, но это даже стыдно, тем более, копировать российские законы, где абсолютно другая ситуация. У нас зарегистрировано около 100 законов, из которых реально работают максимум семь.

Нана Плиева: Дина, как вы теперь собираетесь работать в новых условиях и что вы будете предпринимать?

Дина Алборова: В первую очередь, мы все-таки должны прочитать этот законопроект, который, может быть, уже передан в парламент. Будем работать на уровне парламента. Никаких надежд, что в парламенте будет какой-то протест или кто-то может выступить против, у меня нет. Хотя я буду рада, если парламент меня приятно удивит. Посмотрим. Мы говорили о том, что этот закон содержит абсолютно не устраивающую терминологию и что его, конечно, необходимо менять, т.к. он устарел, сейчас совершенно другие реалии, но с соответствующей терминологией и нашим участием, потому что лучше нас никто не знает, что бы мы хотели и как это должно быть. Так что все мы прекрасно знаем, каким образом мы можем приносить нашему обществу пользу.
XS
SM
MD
LG