Accessibility links

Все мы, люди, – пленники двойной морали. Конечно, кто-то в большей степени, кто-то – в меньшей. Разница только в том, что одни все же сознают, когда и в чем они бывают этими пленниками, а другие как-то об этом и не догадываются.

Что интересно: даже когда мы начинаем рассуждать о двойной морали, то приводим в качестве примеров следования двойным стандартам такие, которые свидетельствуют о наших собственных двойных стандартах. Скажем, есть политики, политологи, журналисты, упрекающие Запад в том, что, признав независимость Косова, тот категорически не приемлет независимость Абхазии, Южной Осетии... И есть другие политики, политологи, журналисты, упрекающие Россию в том, что та... Правильно, признав Абхазию и Южную Осетию, не признала Косово и активно противится сепаратизму на собственной территории.

Человек, способный подняться до понимания интересов и прав не только своего этноса, своего государства, но и других, вызывает искреннее уважение. Еще большее уважение вызывает человек, который готов отдать предпочтение интересам малочисленной и более слабой общности людей перед вступающими с ними в противоречие интересами своей общности. Но до определенной черты, конечно. Ибо в какой-то момент это может трансформироваться в явление, которое иначе, как двойной моралью, вывернутой наизнанку, не назовешь.

Неистовая Валерия Новодворская в статье «Вина с печалью пополам» на «Грани. ру» печалится: «Украинские войска уходят, оставляя Крым оккупантам... Украина, хочется верить, еще вернет себе Крым, если кары земные и небесные постигнут Россию». Она взывает к Западу: «Где санкции, где реальные санкции?» И объявляет «непорядочными» россиян, которые вздумают поехать отдыхать в Крым, а крымчан, на шестьдесят процентов состоящих из этнических русских, – предавшими Украину. «Мы не простим вас никогда!» – обрушивается она на Гафта, Табакова, Боярского, Валентина Распутина и других, апеллируя при этом к нравственному авторитету Олега Ефремова, Беллы Ахмадулиной и даже Гаврилы Державина (всегда удобно апеллировать к покойникам, тут уже не может произойти накладки, что они вдруг окажутся единомышленниками подписантов). Новодворская без раздумий помещает в «одну корзину» жадного до территориальных приобретений Жириновского и естественное для любой страны стремление защитить права зарубежных соотечественников, советское вторжение в Чехословакию в 1968 году и, как она пишет, «фактическую аннексию Абхазии и Южной Осетии, которая Самачабло...»

Интересно, а если в августе 2008-го Москва проявила бы «сдержанность» и «верность международному праву» и немногочисленные южные осетины были бы в худшем случае уничтожены, а в лучшем выдавлены через Рокский тоннель на север, Валерия Ильинична аплодировала бы? Нечего, мол, с Кремлем дружить? К сожалению, не помню, аплодировала ли она в середине 90-х, когда Москва с подачи Тбилиси объявила тотальную блокаду лежавшей в военных руинах Абхазии...

Снова «здесь вижу – здесь не вижу»! Конечно, в нежелании учитывать интересы и права «малых сих», коими в запале борьбы со «всемирным злом» можно и пренебречь, неоднократно замечалась отнюдь не только Новодворская. Вот и известный российский публицист Матвей Ганапольский недавно недоумевал: постсаакашвилевская Грузия взяла курс на сближение с Россией, сделано уже столько дружелюбных заявлений, а Москва о возвращении в лоно Грузии «отторгнутых территорий» ни гу-гу. О том, каким образом против воли абхазов и южных осетин можно осуществить такое «возвращение», ему, разумеется, рассуждать недосуг. Нет-нет, он, конечно, гуманист, либерал и ни о каких газовых печах для решения «проблемы» этих народов не помышляет. И даже об их депортации. Скорее всего, в случае возникновения подобного разговора стал бы прекраснодушно уверять, что эти народы прекрасно уживутся с теми, кто ездил не так давно к ним в гости на танках... А ничего, что у абхазов нет иной Родины, кроме Абхазии, так же, как у Грузии нет иной Родины, кроме Грузии, а у русских, кроме России, и право народов на самоопределение не ограничивается их численностью: кого больше миллиона или ста тысяч, тому можно, а кого меньше – нельзя?

Очень удобно и увлекательно, наверное, с литературным блеском отстаивать свою позицию, не снимая шор, которые позволяют не видеть «лишних деталей».


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG