Accessibility links

Имиджевые реляции


Югоосетинские власти утверждают, что Счетная палата РФ не выявила фактов нецелевого расходования средств за прошлый год, представляя это своей победой. Однако ситуация не столь безупречна: существует мнение, что это скорее желание российской стороны минимизировать репутационный ущерб

Югоосетинские власти утверждают, что Счетная палата РФ не выявила фактов нецелевого расходования средств за прошлый год, представляя это своей победой. Однако ситуация не столь безупречна: существует мнение, что это скорее желание российской стороны минимизировать репутационный ущерб

Председатель Контрольно-счетной палаты Южной Осетии Батраз Таказов накануне рассказал в Цхинвале об итогах совместной работы его ведомства и Счетной палаты России. Проверка расходования российской финансовой помощи, поступившей в республику в 2013-м и начале 2014 года, проходила в феврале этого года. Таказов сообщил, что «впервые с 2008 года в 2013 году ни рубля инвестиционных средств не было использовано по нецелевому назначению». Говорил чиновник и об успешной борьбе с коррупцией.

Югоосетинские власти утверждают, что Счетная палата России не выявила фактов нецелевого расходования средств за прошлый год, представляя это своей победой. Однако ситуация не столь безупречна. По мнению моих источников, это скорее желание российской стороны минимизировать репутационный ущерб.

За два года югоосетинские власти, объявившие войну коррупции, не добились серьезных результатов. Правоохранительными органами возбуждено около 50 уголовных дел коррупционного характера, впрочем, процессуальные сроки давно истекли, до суда дела так и не дошли. В итоге Генпрокуратура Южной Осетии передала материалы российским коллегам. В марте этого года во Владикавказе состоялось выездное совещание Следственного комитета, на котором югоосетинскую сторону представлял замгенпрокурора Сергей Битиев. Тогда российская сторона прямо указала на то, что качество представленных материалов не имеет серьезных перспектив в судах.

Как сообщили мне информированные источники, заявления Таказова о том, что в прошлом году не выявлено фактов нецелевого расходования средств, вовсе не означает, что команду Тибилова не в чем упрекнуть. Акт Счетной палаты от 1 марта 2013 года содержит факты нецелевого расходования средств и нынешними чиновниками за 2011-2012 годы. Слова Таказова противоречат и заявлению президента Тибилова. Глава государства среди основных причин отставки кабинета Ростика Хугаева назвал несогласованное распределение выделенных Россией средств, а также то, что правительство не приняло никаких мер по итогам нарушений, выявленных в ходе проверки Счетной палаты РФ.

Достаточно вспомнить материалы о проверке в отношении «Дорэкспостроя» по факту хищения 30 миллионов рублей, которые расследуются прокуратурой. По неофициальной информации, при содействии бывшего премьера Ростика Хугаева ряд строительных фирм взяли кредиты в самарских банках и позднее закрыли их за счет денег, выделенных на Инвестпрограмму. По информации того же источника, среди них есть и подрядные организации, аффилированные с нынешним премьером Доментием Кулумбеговым.

Главным достижением Таказов называет и то, что «с 2013 года ни один объект не строится и не восстанавливается без проектно-сметной документации». Непонятно, что мешало Таказову, возглавляющему Контрольно-счетную палату Южной Осетии восьмой год с 2008 года, не закрывать глаза на отсутствие проектно-сметной документации? И каким образом, не имея этой документации, ведомство умудрялось вычислить размер ущерба, нанесенного государству, например, при нецелом расходовании средств, выделенных на восстановление киноконцертного зала «Чермен» и бассейна «Дельфин».

Поэтому вряд ли то, что цхинвалским чиновникам больше не удается воровать, – их заслуга. Это Счетная палата России предприняла беспрецедентные меры для предотвращения хищения средств, выделенных на восстановительные работы в рамках Межправительственной комиссии. Именно они затребовали проектно-сметную документацию у югоосетинской стороны. Кроме того, эффективной оказалась и схема, предложенная помощником президента России Владиславом Сурковым. В республике действует единый генподрядчик – «Эверест», занимающийся строительством объектов в рамках Инвестиционной программы, а Минстрой Южной Осетии является единым заказчиком этих работ. Также российские кураторы жестко пресекают любые попытки югоосетинских властей включить новые объекты в Инвестпрограмму.

С приходом в республику «Эвереста» от югоосетинских подрядчиков стали требовать опыт работы, наличие специалистов и строительной техники, что вызвало их недовольство. По неофициальной информации, на представителей «Эвереста» пытались оказать давление, прессингу также подвергались замминистра строительства и архитектуры Южной Осетии Лилия Сафиуллина, которая в Минстрое Татарстана последние 12 лет занималась вопросами, связанными с формированием государственных целевых программ.

Отсутствие у югоосетинских властей стратегии по социально-экономическому развитию республики привело к введению внешнего управления процессом реализации Инвестпрограммы. Республиканская власть, дискредитировавшая себя в глазах кремлевских кураторов, теперь является лишь статистом и отрезана от финансовых потоков. Нельзя назвать победой команды Тибилова и назначение премьером Доментия Кулумбегова. Согласие Москвы на это назначение, а также оглашение акта Счетной палаты – всего лишь попытка создать благоприятный инвестиционный климат в республике и исключить возможность обострения обстановки в предвыборный период.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG