Accessibility links

Евкуров сказал: «Хватит!»


Народ горячо поддержал инициативу своего руководителя и мгновенно заполнил интернет списками родни Юнус-Бека, трудоустроенной им на руководящие должности

Народ горячо поддержал инициативу своего руководителя и мгновенно заполнил интернет списками родни Юнус-Бека, трудоустроенной им на руководящие должности

1 апреля глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров провел совещание кадровой комиссии. Она была создана им для выявления и последующего увольнения работников государственных учреждений и предприятий, достигших пенсионного возраста и состоящих в родстве и свойстве с руководителями данных организаций.

Никто не мог себе и представить, что в наших краях кто-то решится поднять руку на традиции клановости и непотизма на государевой службе, которым в этом году исполняется 150 лет. В те далекие годы на Северном Кавказе после окончания Кавказской войны первые горцы начали проникать в коридоры власти, получая должности толмачей, старшин и урядников при наместниках и приставах. И с тех же самых пор каждый государев горец считал своим долгом помочь любимой родне стать частью чиновничьего аппарата России. А самое главное – он старался удержаться на должности до встречи с ангелом смерти, который приходил забрать в лучший из миров неугомонного старика.


Но появился человек, который сказал: «Хватит!» И зовут этого человека Юнус-Бек Евкуров. На шестом году правления глава Ингушетии собрал в Магасе чиновников и заявил, что будет бороться с работающими пенсионерами, клановостью и непотизмом. Зная ретивость и несмыслие своих подчиненных, он разъяснил им поставленную перед ними задачу: «Нет самоцели повально уволить всех работающих пенсионеров, освобождая тем самым дорогу молодым выпускникам вузов. В каждом случае нужно применять индивидуальный подход».

Юнус-Бек Баматгиреевич прав. При существующих в Ингушетии клановой системе и непотизме не может быть и речи об эффективной работе государственных ведомств и учреждений. Тем более, все социальные лифты для молодежи давно закрыты престарелыми начальниками и их многочисленной родней. И будь ты трижды выпускником Гарварда с двумя научными степенями, работа светит не тебе, а соседу Ибрашке, который едва умеет писать, но приходится министру племянником.

Да, иногда власть в республике меняется. Приходит новый глава, а с ним его люди, и начинается «чистка» чиновничьих рядов. Впрочем, в Ингушетии приход нового начальника в любой организации подобен чуме, которая выкашивает сотрудников, невзирая на их заслуги и способности, ибо нужны места для его людей. Кто-то пытается судиться, кто-то посылает своих старейшин успокоить нового шефа, но в основном народ относится с пониманием и сам пишет заявления об уходе с работы. Это система. И тот, кто вчера проклинал нового шефа за несправедливое увольнение, через месяц сам, став начальником, ведет себя так же.

Народ поговаривает, что местное чиновничество уже нашло противоядие. Начальники договариваются между собой и устраивают обмены: сын или племянник, работающий начальником отдела, переходит к другу своего родственника на ту же должность, а отпрыски друга идут на его место. Но полагаю, что Юнус-Бек Баматгиреевич, узнав об этом, прекратит этот бартер. А он узнает, поскольку в кавказской чиновничьей среде не принято прикрывать шефа, а совсем наоборот. В немалой степени эта «любовь» к вышестоящему начальству позволила Евкурову практически покончить с порочной практикой продажи должностей в Ингушетии. О такого рода сделках Евкуров узнавал практически мгновенно и не щадил ни купца, ни покупателя.

Евкуров не одинок в этой борьбе. Народ горячо поддержал инициативу своего руководителя и мгновенно заполнил интернет списками родни Юнус-Бека, трудоустроенной им на руководящие должности. Но Евкурову не стоит, пригорюнившись, сидеть каждый вечер, прикрыв лицо руками. Родина вас не забудет, если энное количество ваших родственников, ну пусть не всех, хотя бы процентов двадцать, потеряет свои рабочие места. Тогда республика точно поверит в искренность ваших намерений.
XS
SM
MD
LG