Accessibility links

В поисках альтернативных источников газа


Так как разговор о сланцевом газе из Америки пока носит чисто теоретический характер, началась активизация темы поставок азербайджанского и, прежде всего, туркменского газа в Европу

Так как разговор о сланцевом газе из Америки пока носит чисто теоретический характер, началась активизация темы поставок азербайджанского и, прежде всего, туркменского газа в Европу

ПРАГА---Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган 4 апреля нанес первый после выборов визит в Азербайджан. Рассказывает азербайджанский журналист, активист гражданского общества Зардушт Ализаде.

Зардушт Ализаде: В бедном на события закрытом обществе Азербайджана, я думаю, самым важным фактом прошлой недели можно считать однодневный визит Эрдогана. Хотя в повестке турецко-азербайджанских отношений есть много событий, проблем и тем для обсуждения, но, на мой взгляд, этот однодневный визит, прежде всего, связан с событиями на Украине. Это объясняется желанием Америки и Европы диверсифицировать источники поставок энергоносителей и избавиться от односторонней зависимости в поставках российского газа. Для этого они лихорадочно ищут иные источники поставок. Так как разговор о сланцевом газе из Америки пока носит чисто теоретический характер, они начали активизировать тему поставок азербайджанского и, прежде всего, туркменского газа в Европу, потому что объемы азербайджанского газа мизерные, они не идут ни в какое сравнение с российскими поставками, а Туркменистан имеет большие возможности. Но это связано с освещением некоторых очень чувствительных и, я бы даже сказал, опасных вопросов – это, прежде всего, неопределенный статус Каспия и реакция России на своеволие Азербайджана.

Я думаю, что турецкий премьер обсуждал с президентом Ильхамом Алиевым гарантии Запада неприкосновенности его власти – не Азербайджана, а его власти, прежде всего. Я думаю, что Ильхам Алиев напомнил Эрдогану судьбу Грузии, Украины и отсутствие каких-либо серьезных западных гарантий неприкосновенности власти тех правителей, которые осмеливаются ослушаться воли Путина. Вот это, по-моему, и обсуждалось, а на первый план выдвигался камуфляжных вопрос нурсистов, сторонников Фетхулаха Гюлена, их место в верхних эшелонах азербайджанской власти, но я думаю, что это был отвлекающий маневр. Эрдоган, по-моему, на данном этапе решил вопрос борьбы с нурсистами, зачистив огромное их количество в верхних эшелонах силовых структур Турции. Именно его партия победила на муниципальных выборах. Сейчас он, видимо, будет идти на президентские выборы, предварительно изменив турецкую Конституцию, сделав Турецкую Республику, прежде всего, президентско-парламентской (сейчас она в основном парламентская республика). Поэтому роль Азербайджана в вопросе борьбы Эрдогана с нурсистами очень мизерная, и я не думаю, что он ее обсуждал с Алиевым, хотя азербайджанская пресса усиленно муссирует эту тему – это, видимо, доступно их пониманию.

Прежде всего, на повестке дня стоял вопрос энергообеспечения Европы и роль Азербайджана. Я не думаю, что Ильхам Алиев мог бы дать какие-либо конкретные обещания без твердых гарантий неприкосновенности своей власти, а такие гарантии Запад дать не может.

Александр Касаткин: Как вы считаете, с каким настроением покидал Азербайджан премьер-министр Турции?

Зардушт Ализаде: Эрдоган уезжал с совершенно реалистическим пониманием ситуации, что Запад не может дать Ильхаму Алиеву гарантий неприкосновенности его власти, и в данном случае наш президент занимает такую же позицию, что и Туркменистан в вопросе поставки газа за границу. Вопрос газопровода, безопасности транспортных путей и неприкосновенность тех властителей, которые будут заниматься выполнением коннектов в угоду Европе и Западу, – это, конечно, дело рук самих утопающих, т.е. Запада и Европы. Я не думаю, что Ильхам Алиев дал какие-то обещания насчет активной роли Азербайджана в реализации этих энергетических проектов.
XS
SM
MD
LG