Accessibility links

Формальность для смены антуража


В марте прошлого года президент Армении Серж Саргсян заявил, что правительство, которое по результатам года не обеспечит 7-процентный рост, должно подать в отставку

В марте прошлого года президент Армении Серж Саргсян заявил, что правительство, которое по результатам года не обеспечит 7-процентный рост, должно подать в отставку

ПРАГА---Президент Армении Серж Саргсян в пятницу подписал решение об отставке правительства республики. В марте прошлого года президент Армении Серж Саргсян заявил, что правительство, которое по результатам года не обеспечит 7-процентный рост, должно подать в отставку. Прошлый год правительство завершило всего лишь с 3,5-процентным экономическим ростом. Мы побеседовали с экспертом армянского Центра политических и международных исследований Рубеном Меграбяном.

Александр Касаткин: Это формальная причина отставки правительства и премьер-министра или реальная?

Рубен Меграбян: В общем-то, это формальная причина отставки правительства, причем, озвученная. В то же время это не выдерживает никакой критики, потому что при политике, которую проводит руководство Армении, хорошо, что еще не все рушится и валится, во всяком случае, в последние семь месяцев. В частности, то, что вопреки своим государственным и национальным интересам Армения все-таки пошла под Таможенный союз (именно не «в», а «под»), фактически заморозив свои отношения с Западом, невзирая на риторику об обратном. Поэтому говорить об этом равносильно уходу от реальности.


Что касается реальных побудительных мотивов отставки, то тут, на мой взгляд, на первом месте желание власти как-то «обновить упаковку», чтобы не пострадало содержимое, т.е. по логике: как бы так изменить, чтобы ничего не менять. К тому же, я думаю, давление со стороны России ужесточается, и его будет намного больше, учитывая то, в какое положение себя загнала Россия из-за своей политики в отношении Украины. Вот, собственно, общий фон, на котором и произошла эта отставка правительства.

Есть и такая же внутренняя формальная причина – это то, что Конституционный суд не признал конституционными поправки об обязательной накопительной пенсионной системе, что вызывало недовольство. Но это решение можно было трактовать по-разному, что и начало делать правительство в течение 24 часов до момента отставки – прошли практически сутки между двумя этими событиями. Тут нужно отличать формальные причины от реальных, учитывая также региональный и общий внешнеполитический контекст, в котором это все происходит.

Александр Касаткин: Рубен, если, по вашим словам, отставка правительства является лишь формальностью для смены антуража, означает ли это, что новое правительство, которое будет назначено, будет состоять, по сути, из тех же персон, тех же министров, которые составляли старое правительство, либо есть какая-то новая кровь, которая сможет внести новую струю в правительственное решение?

Рубен Меграбян:
На политическом поле Армении в распоряжении сегодняшней системы власти такого ресурса просто нет. Фактически и парламентская оппозиция, и коалиционные партии ни в целостном, ни в мировоззренческом, ни в философском, ни в сущностном отношениях не отличаются от того, что формально называется партией власти. Это единая система, и оппозиционность состоит только в борьбе за получение своей доли в коррупционном пироге. Но речь идет отнюдь не об изменении самой системы, потому что изменение системы в сегодняшней Армении – это вызов путинской России, а об этом там никто не говорит ни слова. Более того, парламентская оппозиционная четверка позиционирует себя как еще лучшего поборника идей Владимира Владимировича в сравнении с властями. Говорить о каком-то ресурсе, который реально обновит сущность системы власти, не приходится.

Что касается гражданского общества, то сейчас оно находится в прострации, и пока его голос не доходит до верхов, но, я думаю, тенденция сейчас такова, что гражданам просто не оставят выбора, потому что внешние ресурсы уже на исходе, надежда и опора сегодняшней системы власти Армении – путинская Россия – уже, в общем-то, рассыпается. Один из моих коллег очень правильно сказал, что Россия сейчас играет в «русскую рулетку», в которой нет холостых патронов, и она интенсивно стреляет в себя, все больше и больше приближая свой конец. Я думаю, что в будущем еще будут перемены, но они не будут иметь никакого отношения к предстоящим кадровым перестановкам в ближайшие 10 дней, которые отведены Конституцией, – они никаких изменений не принесут во внутреннюю политику Армении.

Александр Касаткин: Рубен, продолжит ли свою работу движение «Я против!», которое было создано против закона о накопительных пенсиях, и что будет, на ваш взгляд, с этим законом?

Рубен Меграбян:
Я думаю, вердикт, который вынес Конституционный суд, – это не столько вердикт, сколько головоломка типа кубика Рубика, который к тому же невозможно собрать, чтобы понять, что к чему, и это решение можно трактовать по-разному. Поэтому хотя бы то, что однозначно он не принят «соответствующим Конституции», расценивается как частичный успех. Буквально на следующий день после вердикта Конституционного суда движение выступило с заявлением, что борьба будет продолжена. Однако какие формы примет эта борьба и какие конкретные шаги будут предприняты в их борьбе, – это будет видно уже в ближайшие дни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG