Accessibility links

Реальность окончательно сдалась на милость постмодернизма, и уже не так важно, где правда, а где слухи. И если массовой раздачи российских паспортов в Джавахети не происходит, это не означает, что завтра она не начнется на самом деле. Потому что главное состоит не в том, что оно происходит, а в том, что оно возможно в принципе.

Политика в самом буквальном смысле этого слова стала искусством возможного. Или, точнее, невозможного, потому что после Крыма и в ходе Донецка политических возможностей в прежнем смысле слова не осталось. Джавахети – образ: что делать Тбилиси, если раздача паспортов в самом деле начнется, если и не началась до сих пор?

Москва опережающими темпами овладела инициативой, и секрет этого прорыва состоит в полном отсутствии всякого новаторства. Это удивительное открытие, сделанное явочным порядком: чем больше мир считает скверный опыт изжитым, тем более он уязвим перед его повторением.

Подход продуман и проработан. Это косвенно подтверждается и творчеством Андраника Миграняна, и синхронностью, с которой джавахкские слухи предшествовали воскресным событиям на юго-востоке Украины. Каждый новый день открывает новые, прежде скрытые ресурсы. И вот – последний: стирается грань не только между трагедией и ее гипотетической возможностью, но и между трагедией и фарсом. Вопреки тому, что было принято думать об этом раньше.

Допустим, Джавахети однажды утром просыпается многотысячным коллективом граждан России. Политика, как юриспруденция, становится материей прецедентной. Значит, если в каком-то очередном акте на стене появляется российский паспорт, в финале должно громыхнуть.

Только все прецеденты условны, а Джавахети – не Абхазия. И даже не Карабах, потому что не любое компактное место проживания национального меньшинства обязано превращаться в осажденную крепость. Даже в Грузии. Даже если за спиной мать-Армения.

Об этом, кстати, и разговор.

Итак, утром – паспорта, вечером – кошмар национальной катастрофы. Кто поможет по юго-осетинскому и крымскому стандартам, раз уж жить по прецедентам? Общей границы, как в Донецке и в Южной Осетии, нет. Но решения Совета Федерации принимаются быстро, тем более текст уже написан, осталось только заменить Украину на Грузию. Перед этим можно устроить учения в Гюмри, благо Армения небольшая и все рядом. Но прежний опыт нуждается в технологическом обогащении, то есть в освоении другого опыта, который тоже имеется.

Спасение сограждан стартует с территории союзной, но, как ни крути, чужой. Но можно сымпровизировать. Скажем, переодеть красноармейцев в армянскую военную форму, как в далеком 1921 году. То есть, как выясняется, не таком уж и далеком.

Ведь мы живем в эпоху большой компиляции времен. Немного зная нравы армянских певцов джавахкской свободы, можно предположить, что они имеют в виду и другие уроки закавказского турне товарища Фрунзе. Что останется от независимости самой Армении после нового переодевания и оказания столь интернациональной помощи армянам, которые одновременно жители Грузии и заодно граждане России?

Дальше продолжения ветвятся, но все, как одно, брутальны. Москва идет на Тбилиси, Азербайджан, который тоже помнит 1921 год, взывает к ООН. Кроме референдумов с просьбами трудящихся ничего за это время не придумано. В общем, хочешь – не хочешь, а великая страна в прежних границах.

Дальнейшее пространство прогнозов – рай для параноиков и прочих геополитиков. По крайней мере, сегодня. Но кто вчера думал о том, что Москва всерьез заинтересуется страданиями трудящихся в Донецке?

А что завтра, если Москва уже освоилась в роли персонажа, для которого вроде нет ничего невозможного? Пусть и в самом деле все выглядит бредом – на таком контрасте все выглядит еще выразительнее.

Но и до завтра надо дожить, и что делать Грузии сегодня?

Грань между возможным и невозможным, войной и фарсом стирается, не оставляя никому шанса на вменяемую политику. Вести себя как Саакашвили, поддавшегося на провокацию, нельзя. Приветливо улыбаться Москве, которая перестает притворяться, тоже нельзя. Как нынешняя власть, избегать резких движений в надежде, что обойдется, тоже нельзя. Этот вариант тоже проходили, как и предыдущие, потому что проходили уже все.

А натовский эсминец дрейфует, потому что никому не хочется принимать решения, которые, как все думали, никогда никому принимать не придется. Время уходит. Перспективных продолжений нет, только Донецк, и на любой грузинский ход есть раздача паспортов в Джавахети. Которая, конечно, фарс. Никто пока точно не знает, повторяется ли он в виде трагедии.


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG