Accessibility links

Facebook приравняли к СМИ


Активности отдельных граждан в социальных сетях чиновничья рать боится, как чумы. А рядовые цхинвалцы со свойственным им чувством юмора предположили, что Южная Осетия скоро вполне сможет конкурировать по строгости надзора за гражданами с Северной Кореей

Активности отдельных граждан в социальных сетях чиновничья рать боится, как чумы. А рядовые цхинвалцы со свойственным им чувством юмора предположили, что Южная Осетия скоро вполне сможет конкурировать по строгости надзора за гражданами с Северной Кореей

Пользователи социальных сетей в Южной Осетии столкнулись с весьма неприятным фактом. Выяснилось, что отдельные чиновники отслеживают и переписку жителей республики с тем, чтобы выявить неблагонадежных и применить в их отношении определенные санкции.

Скандал вокруг попыток властей контролировать интернет-пространство, в частности, страницы обитателей Facebook из Южной Осетии, разгорелся еще на прошлой неделе. Корреспондентка «Кавказского узла» Мария Котаева вывесила пост о некоторых деталях беседы президента республики с чиновничьим аппаратом и представителями парламента. В весьма саркастической форме она описала всю абсурдность ситуации, когда выражение частным лицом своего мнения по актуальным вопросам квалифицируется как признак сумасшествия или антигосударственной деятельности.

Оказывается, активности отдельных граждан в социальных сетях чиновничья рать боится, как чумы. Околопрезидентская свита в ответ на рассказ журналистки провела тщательное расследование: кто конкретно и как участвовал в обсуждении поста Котаевой. Часть чиновников испытала еще больший когнитивный диссонанс, когда уже другой «шутник» разместил на своей странице в Facebook материал про заместителя главы администрации президента Южной Осетии Александра Хроленко, которого участники дискуссии по ходу обсуждения характеризовали весьма нелицеприятно.

Не прошло и дня, как ретивую журналистку объявили очередным «врагом народа», пару дней ее телефон буквально обрывали доброжелатели, пытавшиеся объяснить ей природу ее сумасшествия. В ход пошли старые, как мир, разговоры о разлагающем отсутствии любви к родине и семье, поскольку последнюю она подвергает опасности. Говорят, что обиженные на Котаеву чиновники потребовали, чтобы ее уволили с работы в госструктуре. Писать в «личку» на Facebook стали и участникам дискуссии под ее постом – тоже с претензиями и угрозами. Facebook объявили СМИ и на этом основании заявили, что каждое слово на его страницах о слугах государевых должно быть взвешено.

Со мной, употребившей в комментарии простое и понятное любому смертному словосочетание, которое я приведу в смягченной форме – «гадить на голову», сотрудник КГБ провел личную беседу, во время которой мне стало понятно, что я не должна оскорблять нежные души чиновников площадной бранью. Свою страницу на Facebook я завела пару месяцев назад. Правда, мои виртуальные друзья тут же предупредили, что каждое слово будет тщательно отслеживаться сотрудниками администрации президента Южной Осетии (это якобы входит в их обязанности).

Рассказывают, что «смотрящие» за виртуальным пространством больше недели ходили с распечатками фэйсбучных дискуссий по самым высоким кабинетам. Говорят, что с «разнузданными нравами» местных журналистов имел честь быть ознакомленным сам Леонид Тибилов. А рядовые цхинвалцы со свойственным им чувством юмора предположили, что Южная Осетия скоро вполне сможет конкурировать по строгости надзора за гражданами с Северной Кореей. Оскорбленные в лучших чувствах представители власти дадут добро на отключение республики от глобальной сети, а по телевизору люди в военной форме будут исполнять скетчи, пронизанные высокой любовью к вождю партии и народа.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG