Accessibility links

Будто и не было отставки


Такое впечатление, что Москва в одночасье сняла все требования российских кураторов республики по кадровому составу правительства, будто бы и не было никаких разногласий и изнурительных консультаций по этому поводу

Такое впечатление, что Москва в одночасье сняла все требования российских кураторов республики по кадровому составу правительства, будто бы и не было никаких разногласий и изнурительных консультаций по этому поводу

Сегодня президент Южной Осетии Леонид Тибилов провел ряд назначений в новом правительстве. По оценкам московских экспертов, все кадровые решения приняты Тибиловым без учета мнений или пожеланий российских кураторов.

2 апреля президент Южной Осетии подписал указ о назначении Доментия Кулумбекова председателем правительства. Сегодня Леонид Тибилов провел первые назначения на министерские посты. Министром финансов назначена Аза Хабалова, министром обороны – Валерий Яхновец, министром образования и науки – Марина Чибирова, министром здравоохранения и социального развития – Григорий Кулиджанов, министром внутренних дел – Ахсар Лавоев. По сути, президент просто вернул на свои места отправленных в отставку (в т.ч. и по настоянию Москвы) членов правительства, которые до сегодняшнего назначения являлись исполняющими обязанности министров.

Такое впечатление, что Москва в одночасье сняла все требования российских кураторов республики по кадровому составу правительства, будто бы и не было никаких разногласий и изнурительных консультаций по этому поводу. Как будто не было и заявления Леонида Харитоновича о том, что министры не оправдали его надежд, не справились с возложенными на правительство задачами.

«Полагаю, что возымели действие жалобы осетин по поводу жесткого давления на них со стороны Владислава Суркова, который пытался наладить крепкий контроль не только над российской финансовой помощью, но и над политической ситуацией в регионе, – говорит руководитель Центра политической информации Алексей Мухин. – Это послабление режима российско-югоосетинских отношений может иметь позитивный эффект, если осетины возьмутся за ум и выстроят инфраструктуру, исходя из тех средств, которые будут получены от России. В случае если они продолжат уводить средства и тратить их не по назначению, скорее всего, последуют выводы Кремля, крайне неприятные для Южной Осетии».

Российский эксперт Евгений Крутиков называет другие причины внезапной уступчивости Кремля в кадровых вопросах:

«Поскольку у нас очень тяжелая внешнеполитическая ситуация, необходимо создать в сложных, трудных для понимания территориях атмосферу абсолютной стабильности и легитимности всего, что там происходит. В связи с этим было принято решение сосредоточиться исключительно на нормальном проведении выборов без каких либо эксцессов, напряжения и без всякого рода провокационных лозунгов и вообще чего бы то ни было, что может сковырнуть ситуацию».

По мнению Евгения Крутикова, именно сохранению стабильности в регионе, безупречности предстоящей парламентской избирательной кампании была посвящена недавняя встреча лидеров югоосетинских политических партий со спикером российского парламента Сергеем Нарышкиным.

С этим же связано и согласие Кремля на назначение Доментия Кулумбекова премьер-министром. С одной стороны, в Москве посчитали, что с точки зрения легитимности принимаемых решений будет лучше, если документы российско-югоосетинской межправительственной комиссии подпишет не исполняющий обязанности, а полновесный председатель правительства. С другой стороны, в Москве поверили уверениям из Цхинвала, что это кадровое решение будет способствовать примирению местных элит.

Это простое решение, подчеркивает Евгений Крутиков, в ситуации, когда все сосредоточены на украинском кризисе, республике предоставлена возможность решать свои кадровые вопросы самостоятельно в обмен лишь на одно условие – не создавать Москве дополнительных политических сложностей. Другой вопрос – насколько эти кадровые решения Леонида Тибилова способствуют умиротворению республики, если учесть неоднозначное, мягко говоря, отношение в югоосетинском обществе к членам югоосетинского правительства.
Говорит Евгений Крутиков:

«Южная Осетия просто попала в такое время, когда бюрократы могут резвиться, как хотят. Это не карт-бланш – потом с них могут спросить за неверные решения, но сейчас можно творить все что угодно, лишь бы не было срыва выборов. Эта ситуация практически повторяет ту, что была в период Вадима Бровцева, когда перед ним была поставлена ровно такая же задача по принципу: «ты проводишь легитимные выборы, а мы закрываем глаза на твои действия с финансами».

По мнению Евгения Крутикова, отчасти уступчивость Москвы связана еще и с тем, что она не вполне понимает, что творится в республике. Российское посольство в Цхинвале сидит на чемоданах, и уже давно, вместо того чтобы собирать объективную информацию для Кремля, просто филонит в ожидании замены. В итоге информация о том, что происходит в республике, поступает в Москву из сомнительных источников, искаженная, да и то с явным запозданием.

Куратор республики Владислав Сурков, как говорят московские эксперты, судя по всему, уже отошел от югоосетинских дел, он сейчас создает школу молодых дипломатов для стран СНГ. Похоже, его амбициозные планы по модернизации республики в лучшем случае отложены на неопределенный срок, а в худшем – приказали долго жить. Пока все кураторские силы сосредоточены на завершении строительства разрушенного жилья и инфраструктурных объектов, которое по-прежнему будет контролироваться Россией по схеме, утвержденной Сурковым.

В остальном руководство республики до поры будет предоставлено само себе, мол, делайте, что хотите, только не доведите республику до Майдана.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG